Белгородский областной суд представил на своем сайте обобщение практики рассмотрения гражданских дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение

СПРАВКА ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ФАКТОВ, ИМЕЮЩИХ ЮРИДИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

За период 2012 года и первое полугодие 2013 года районными судами рассмотрено 2329 гражданских дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Дела данной категории в основном имеют бесспорный характер, поскольку из указанного количества рассмотренных дел было обжаловано только 41 судебное постановление.

Тем не менее, при рассмотрении указанной категории дел судами допускаются многочисленные ошибки, поскольку из обжалованных судебных постановлений отменено 13, то есть практически каждое третье. Более того, по сравнению с 2012 годом в 2013 году уменьшилось количество рассматриваемых дел, однако на 14,1 % увеличилось количество отмененных судебных актов.

Как показало обобщение, судами в основном правильно применяются нормы процессуального и материального права, однако имеют место случаи, когда судьи проявляют небрежность при рассмотрении дел данной категории, допускают ошибки в применении закона. Принимая заявления об установлении фактов и разрешая дела, судьи не всегда проверяют, имеет ли данный факт юридическое значение, для какой цели необходимо его установление, исключена ли возможность получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих этот факт, не имеется ли спора о праве, подведомственного суду. Некоторые суды не проявляют должной инициативы в истребовании доказательств необходимых для вынесения правильного решения. Обстоятельства, связанные с установленным фактом, выясняются иногда недостаточно всесторонне и полно, неправильно определяется круг лиц, заинтересованных в рассмотрении дела. Ошибки допускаются, начиная со стадии принятия заявлений, вплоть до принятия решений.

По результатам обобщения практики рассмотрения указанной категории дел и в целях недопущения в дальнейшем выявленных ошибок в применении норм материального и процессуального права Белгородский областной суд считает возможным сформулировать следующие рекомендации.

1. Общие положения о рассмотрении дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение.

Названная категория отнесена к делам, подлежащим рассмотрению в порядке особого производства.

Положения процессуального законодательства не дают понятия особого производства, ограничиваясь перечислением категорий дел, рассматриваемых судами в порядке особого производства. Перечень дел названной категории предусмотрен ст. 264 ГПК РФ и не является исчерпывающим.

Установление фактов, имеющих юридическое значение, в порядке особого производства имеет существенное значение как для граждан, обеспечивающих в таком порядке реализацию своих прав и интересов, так и для государства, поскольку при определении судебного порядка установления фактов, имеющих юридическое значение, предотвращается злоупотребление правом с целью незаконного получения льгот и имущественных выгод.

В соответствии с частью 1 статьи 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

Дела данной категории рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 27, 28 ГПК РФ. Судам следует также руководствоваться Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 года № 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» (в части не противоречащей действующему законодательству), которым предусмотрено, что суды могут принимать и рассматривать в порядке особого производства дела если:

— такие факты порождают юридические последствия (возникновение, изменение или прекращение личных либо имущественных прав граждан или организаций);

— установление факта не связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного суду;

— заявитель не имеет другой возможности получить либо восстановить надлежащие документы, удостоверяющие факт, имеющий юридическое значение.

— действующим законодательством не предусмотрен иной (внесудебный) порядок их установления.

При принятии заявлений об установлении факта, имеющего юридическое значение, судья обязан проверить, подведомственно ли установление данного факта суду, имеет ли заявитель право обратиться в суд с таким заявлением, выяснить, для какой цели необходимо установление этого факта, потребовать от заявителя письменные доказательства, свидетельствующие о невозможности получения или восстановления документа, удостоверяющего данный факт, а также доказательства, подтверждающие факт.

При принятии к производству заявлений названной категории, применимы общие нормы, содержащиеся в главе 12 «Предъявление иска» ГПК РФ, но с учетом особенностей особого производства.

Это, прежде всего, правила ст. 131 ГПК РФ, относящиеся к форме и содержанию заявления, и отдельные правила ст. 132 ГПК РФ (исключая требования, предъявляемые непосредственно к исковым заявлениям). Выполнение всех этих условий проверяется судьёй в течение пяти дней и их соблюдение является основанием для возбуждения дела, а несоблюдение, основанием в силу положений ст. 136 ГПК РФ для оставления заявления без движения.

Необходимо отметить, что исковое производство, в случае возникновения спора о праве, не исключает возможность установления для истцов фактов, имеющих юридическое значение в целях разрешения материально-правового спора. При этом судам не следует на стадии подготовки дел к судебному разбирательству предлагать истцам включать в исковое заявление требования об установлении фактов. Установление значимых для дела обстоятельств возможно в мотивировочной части решения, без указания в резолютивной части.

В заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, как установлено статьей 267 ГК РФ, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт. Это необходимо для правильного определения круга заинтересованных лиц, а также для определения вида судопроизводства (исковое или особое), в порядке которого подлежит разрешению поданное заявление. Кроме того, заявителем должны быть представлены доказательства, подтверждающие невозможность получения им надлежащих документов в административном порядке или невозможность восстановления утраченных документов. Несоблюдение этих правил является основанием для оставления заявления без движения.

Заинтересованными лицами по данной категории дел могут выступать лица, отношения которых с заявителем зависят от факта, подлежащего установлению в особом производстве (например, родственники при установлении фактов для реализации наследственных прав, организации и учреждения, в которых заявитель намерен использовать решение суда по делу особого производства (Пенсионный фонд, военкомат), организации и учреждения, которые по закону могли бы удостоверить этот факт, но не в состоянии выдать дубликат документа (органы Загса)).

1. При принятии заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение, суд должен иметь возможность установить цель, для которой заявителю необходимо установление факта. Отсутствие в заявлении указания на цель обращения следует рассматривать как обстоятельство, препятствующее принятию заявления к производству. Такое заявление подлежит оставлению без движения.

В заявлениях об установлении фактов родственных отношений, об установлении факта регистрации рождения, которые были приняты к производству (гражданские дела № №) вообще не указано для каких целей заявителям было необходимо установление данных фактов. Из содержания решений по названным делам усматривается, что установление упомянутых фактов было необходимо для принятия наследства. Однако в заявлениях и в решениях не указано, имеется ли вообще имущество, оставшееся после смерти наследодателя, на которое претендуют наследники, обращались ли наследники с заявлением о принятии наследства. Так, если заявитель обращался с заявлением о принятии наследства, но в выдаче свидетельства о праве на наследство ему было отказано не в связи с отсутствием документов, подтверждающих факт родственных отношений с наследодателем, а потому, что имеются наследники предшествующих очередей или наследники по завещанию, принявшие наследство, то факт соответствующих родственных отношений также не будет иметь юридического значения для заявителя, несмотря на наличие наследственного имущества.

Таким образом, в указанных случаях у судов не имелось оснований для возбуждения дел. Названные заявления должны были быть оставлены без движения с предложением заявителям, указать для каких целей необходимо установление фактов. Если это необходимо для принятия наследства, заявителю должно быть предложено указать наследственное имущество, оставшееся после смерти наследодателя, а также подтвердить его потенциальное право на это имущество (факт принятия наследства и причины отказа в выдаче свидетельства о праве на наследство). При отсутствии подобных указаний в заявлении оно должно быть оставлено без движения.

2. Заинтересованными лицами при рассмотрении дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение для принятия наследства, являются иные наследники умершего. В этой связи для определения круга заинтересованных лиц судам следует уже в стадии подготовки дела к судебному разбирательству по собственной инициативе запрашивать копии наследственных дел.

Решением суда установлен факт того, что умерший признавал себя отцом заявителя. Удовлетворяя требования, суд исходил из тех обстоятельств, что установление данного факта необходимо для оформления пенсии по случаю потери кормильца и рассмотрел дело с участием, в качестве заинтересованного лица, Пенсионного фонда.

При этом, судом не учтено, что данный факт порождает для заявителя не только возникновение пенсионных прав, но и права на наследство, однако, круг наследников не определялся, заинтересованные лица к участию в деле не привлекались.

По другому делу решением суда установлен факт родственных отношений для принятия наследства. Дело рассмотрено с участием представителя налоговой инспекции. При разрешении данного заявления судом не учтено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которому при разрешении дел названной категории при отсутствии иных наследников к участию в деле в зависимости от вида наследуемого имущества следует привлекать муниципальные органы в лице администрации, либо государственные органы в лице территориального управления по управлению госимуществом.

3. В тех случаях, когда привлеченные к участию в деле заинтересованные лица, являющиеся наряду с заявителем участниками одного правоотношения, возражают против установления факта, это должно рассматриваться как свидетельство наличия спора о праве, что влечет невозможность рассмотрения дела в порядке особого производства.

Решением суда удовлетворено заявление об установлении факта признания отцовства.

В соответствии со ст. 50 СК РФ в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с его матерью, суд вправе установить факт признания им отцовства. Такой факт может быть установлен судом по правилам особого производства на основании всесторонне проверенных данных, при условии, что не возникает спора о праве. По смыслу указанной нормы, а также положений ст. 263 ГПК РФ отсутствие спора о праве является обязательным условием для применения процессуальных правил особого производства.

Как следует из материалов дела, установление данного факта было необходимо для принятия наследственного имущества оставшегося после смерти наследодателя. Заинтересованные лица, иные наследники имущества возражали против заявленных требований об установлении отцовства и прав заявителя на наследственное имущество, оставшееся после смерти отца.

4. В порядке особого производства не могут быть разрешены материально-правовые споры. В случае возникновения такого на стадии принятия или на стадии рассмотрения дела, заявление подлежит оставлению без рассмотрения, в котором разъясняется заявителю его право на разрешение спора в порядке искового производства.

Решением суда удовлетворено заявление об установлении факта признания отцовства и внесении изменений в запись акта гражданского состояния.

Как следует из материалов дела, заявитель обратилась в суд в интересах своего несовершеннолетнего сына с заявлением об установлении факта признания отцовства и внесении изменений в запись акта гражданского состояния, мотивируя его наступлением права на получение пенсии по случаю потери кормильца.

При этом судом не учтено, что заявителем одновременно подано исковое заявление о признании права собственности в порядке наследования по закону на имущество умершего за ее сыном, что влечет невозможность рассмотрения дела в порядке особого производства. Таким образом, судом первой инстанции при рассмотрении дела не было установлено наличие либо отсутствие спора о праве, как того требуют положения ст.ст. 263, 267 ГПК РФ и п. 4 ранее упомянутого Постановления Пленума. Кроме того, к участию в деле не были привлечены иные заинтересованные лица, в частности, другие дети, наследники после смерти умершего.

С учетом данных обстоятельств, наличия спора между наследниками решение районного суда было отменено, а заявителю разъяснено право на разрешение спора в порядке искового производства.

5. В тех случаях, когда законом предусмотрен административный или иной внесудебный порядок установления фактов, имеющих юридическое значение, сама по себе невозможность установления факта в таком порядке не препятствует установлению данного факта в порядке особого производства.

Определением суда заявление об установлении факта получения черепно-мозговой травмы при исполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел оставлено без рассмотрения, данным определением заявителю разъяснено право, разрешить спор в порядке искового производства.

Как видно из материалов дела, заявитель обратился в суд, мотивируя свои требования тем, что 08.08.1998 года, при исполнении служебных обязанностей, им получена травма. Впоследствии заключением ВВК МСЧ УВД по Белгородской области от 03.03.2001 года он признан, ограничено годным к военной службе и не годным к службе в занимаемой должности с формулировкой «заболевание получено в период военной службы». При увольнении обнаружилось, что отсутствует заключение служебной проверки по факту получения черепно-мозговой травмы в период исполнения служебных обязанностей, ввиду чего невозможно установить причинно-следственную связь между полученным заболеванием и полученной в 1998 году травмой.

При вынесении определения об оставлении заявления без рассмотрения суд первой инстанции не учел наличия оснований для рассмотрения заявления в порядке особого производства, поскольку установление факта получения травмы при исполнении служебных обязанностей имеет для заявителя значение для получения предусмотренной законом компенсации.

С учетом изложенного, определение суда было отменено с направлением дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

6. В тех случаях, когда компетентный орган пришел к категорическому выводу об отсутствии искомого заявителем факта, решение такого органа может быть оспорено либо в порядке публичного производства, либо заявитель должен обратиться в суд с соответствующим иском (в зависимости от правовой природы правоотношения, основанием возникновения которого является искомый факт).

Заключением служебной проверки установлено, что заявителем в 1998 году получена травма. Ссылаясь на невозможность подтвердить или опровергнуть факт получения травмы при исполнении служебных обязанностей в административном порядке, заявитель просил установить факт получения черепно-мозговой травмы при исполнении служебных обязанностей в период прохождения службы в органах внутренних дел. Определением суда заявление оставлено без рассмотрения со ссылкой на наличие спора о праве. Судом апелляционной инстанции определение отменено и принято новое о прекращении производства по делу с указанием на то, что указанный факт может быть установлен только ВВК. Постановлением Президиума апелляционное определение отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение. Отменяя определение, Президиум исходил из того, что судом неоправданно ограничено правомочие заявителя на самостоятельное избрание способа защиты, поскольку установление факта получения травмы при исполнении служебных обязанностей имеет для него значение для получения предусмотренной законом компенсации.

При новом рассмотрении дела заявление было оставлено без рассмотрения, поскольку представители органа, в котором проходил военную службу заявитель, категорически настаивали на том, что травма была получена заявителем не при исполнении служебных обязанностей.

7. Судам неподведомственны дела об установлении факта принадлежности свидетельств, выдаваемых органами записи актов гражданского состояния, а также иных документов, указанных в пункте 5 части 2 статьи 264 ГПК Российской Федерации.

Дело инициировано заявлением об установлении факта принадлежности свидетельства о браке. В обоснование требований, заявитель сослалась на невозможность получения денежной компенсации после смерти мужа ввиду неправильного указания в свидетельстве даты её рождения. Решением суда требования удовлетворены. При этом судом не приняты во внимание положения п. 5 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ, в силу которого суд рассматривает дела об установлении факта принадлежности правоустанавливающих документов, за исключением, в частности, выдаваемых органами записи актов гражданского состояния свидетельств. К таким документам относится, в том числе свидетельство о заключении брака.

Порядок рассмотрения дел о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния регулируется главой 36 ГПК РФ и главой 9 Федерального закона «Об актах гражданского состояния». Названные нормы предусматривают досудебный порядок, а именно рассмотрение указанных заявлений судом, только если органы записи актов гражданского состояния при отсутствии спора о праве отказались внести исправления или изменения в произведенные записи.

Таким образом, в принятии подобного заявления должно быть отказано с разъяснением заявителю возможности обратиться в органы ЗАГСа с заявлением о внесении исправления или изменения в запись акта гражданского состояния в порядке, предусмотренном статьей 71 указанного Федерального закона, а при отказе названными органами во внесении таких изменений – с заявлением в порядке главы 36 ГПК Российской Федерации или с соответствующим иском в суд.

8. Суд вправе установить юридический факт владения и пользования недвижимым имуществом в случае, если отсутствует спор о праве и если данный факт не может быть установлен в ином порядке. В частности, суд может установить факт добросовестного, открытого и непрерывного владения при отсутствии сведений о собственнике имущества.

Заявителю на праве собственности принадлежало две квартиры, расположенных на первом этаже жилого дома. Указанные квартиры, без получения разрешительной документации были переоборудованы в одно нежилое помещение, площадь которого составила 149,2 кв.м. Кроме того заявителем был оборудован отдельный вход в это помещение на земельном участке, прилегающем к дому. Заявитель обратился в суд и просил установить факт владения и пользования на праве собственности нежилым помещением общей площадью 149,2 кв.м. Решением суда требования удовлетворены.

Исходя из смысла положений части 4 статьи 29, статьи 40 ЖК Российской и 55 Градостроительного кодекса, данный спор подлежал рассмотрению в порядке искового производства, при условии выделения в пользование земельного участка под увеличенной в размерах постройкой, отсутствия нарушений прав и законных интересов третьих лиц, соответствии реконструируемой квартиры строительным нормам и правилам, отсутствие нарушений по сохранности дома в целом. Несмотря на то, что указанное решение по истечении 10 месяцев было отменено в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, данные нарушения норм процессуального права повлекли регистрацию права собственности за заявителем и продажу нежилого помещения, что породило несколько иных споров по инициативе собственников квартир в указанном жилом доме. По результатам рассмотрения названного дела, судом апелляционной инстанции вынесено частное определение.

9. При решении вопроса об установлении факта нахождения заявителя на иждивении необходимо учитывать, что получение помощи от умершего кормильца может являться основным, но не единственным источником средств к существованию, что не исключает наличие у заявителя какого-либо иного собственного дохода.

Решением суда отказано в удовлетворении требований об установлении факта нахождения заявителя на иждивении умершего внука. Отказывая в удовлетворении заявления, суд исходил из тех обстоятельств, что заявитель получала пенсию, которая соответствует минимальному прожиточному минимуму, поэтому посчитал недоказанным факт нахождения на иждивении. Также суд исходил из тех обстоятельств, что у заявителя имеется сын, который обязан её содержать.

Как следует, из разъяснений, содержащихся в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 года N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» право на получение страховых выплат в связи со смертью застрахованного может быть предоставлено и в том случае, если решением суда будет установлено, что при жизни застрахованный оказывал нетрудоспособным лицам постоянную помощь, которая являлась для них постоянным и основным источником средств к существованию, несмотря на имеющийся у этих лиц собственный доход.

Из материалов дела усматривается, что заявитель постоянно проживала с внуком в принадлежащем ей доме. Размер её пенсии составлял 4 928 рублей, а среднемесячный размер зарплаты внука 27 198 рублей 76 копеек. Заявитель по состоянию здоровья нуждалась в приобретении лекарственных препаратов, дорогостоящих медицинских услуг и размер её пенсии не покрывал необходимых расходов на её нужды, иных источников средств существования она не имела.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала помощь оказываемую заявителю внуком постоянным и основным источником средств её существования, в которой она нуждалась и которая значительно превышала получаемый доход в виде пенсии по старости, и посчитала доказанным факт нахождения заявителя на иждивении умершего внука.

Решение суда первой инстанции было отменено с вынесением нового об удовлетворении требований.

По другому делу решением суда, установлен факт нахождения заявителя на иждивении супруга, участника ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС. При этом судом установлено, что размер пенсии супруга составлял 15099 рублей 77 копеек, также ему осуществлялась доплата за возмещение вреда здоровью в сумме 2637 рублей 77 копеек, и расходы на питание в сумме 630 рублей. Размер пенсии пережившей супруги составлял 10143 рубля 64 копейки. Удовлетворяя требования об установлении факта нахождения на иждивении, суд посчитал достаточным факт превышения размера доходов умершего супруга и со слов заявителя сослался на то, что по состоянию здоровья она нуждалась в приобретении лекарств, при этом, каких-либо относимых доказательств в обоснование данного довода представлено не было. Заявителю не предложено представить доказательства реальных расходов бывшего супруга и тому, что она находилась на его иждивении. Названное решение в апелляционном порядке обжаловано не было.

10. Судам следует также в полной мере прилагать все возможные усилия для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, в целях исключения случаев необоснованного установления фактов.

Решением суда удовлетворено заявление об установлении факта работы на полях в с. П. (прополка подсолнечника), входящего в зону, подвергшуюся радиоактивному загрязнению в связи с Чернобыльской катастрофой.

Заявительница, обращаясь в суд с вышеуказанными требованиями, в качестве доказательства факта ее работы в зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом в с. П. представила копии: учетного листа № 3 труда и выполненных работ, расчетно-платежного документа за 1986 г., ведомости начисления зарплаты колхозникам бригады № 2 колхоза «З.К.» за июнь 1986 г. и справки для начисления и выдачи заработной платы без номера и даты.

Справка без даты и номера выдачи не могла являться допустимым доказательством в подтверждение заявленных требований. В материалах дела находится книга учетных листов, нарядов, справок за 1986 г. по всем бригадам колхоза «З.К.». В судебном заседании при ознакомлении с указанной книгой не было найдено ни одной подобной справки. Копией ведомости по отраслям затрат, прополка подсолнечника вообще не предусмотрена перечнем работ.

Кроме того, в суде, рассмотревшем данное дело, имелось письмо главного ветеринарного врача названного хозяйства, в котором он признавался в том, что выдавал ряду лиц, проживающих в с. Р., недостоверные справки на пустых проштампованных тетрадных листах осенью 2011 г.

С учетом изложенного, решение суда было отменено судом апелляционной инстанции с вынесением нового об отказе в удовлетворении требований.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *