Споры в сфере административной ответственности

СделаемПривлечение к административной ответственности осуществляется в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях РФ. Несмотря на многообразие видов административных правонарушений, общим для них остается порядок привлечения к административной ответственности и порядок обжалования постановлений о привлечении к административной ответственности.

До привлечения к административной ответственности, правонарушителю разъясняют права, истребуют объяснение, в отношении него составляется протокол, только после этого выносится постановление о привлечении к ответственности, в пределах сроков давности, установленных ст.4.5 КоАП РФ. Несоблюдение данного порядка, в большом количестве случаев является основанием для отмены постановления о привлечении к административной ответственности. Однако административный кодекс содержит и другие требования к административному производству.

Обжаловать протокол об административном правонарушении, в том числе протокол ГИБДД, отдельно от постановления, затруднительно и смысла не имеет, т.к. если даже протокол будет обжалован, постановление останется. Срок обжалования постановления о привлечении к административной ответственности составляется 10 дней. Лицо привлеченное к административной ответственности вправе направить жалобу в суд или вышестоящий орган.

Юрист по административным спорам нашего центра поможет выбрать правильную линию защиты, что позволит снизить штраф или даже избежать административной ответственности. При своевременном обращении, Адвокат по административным делам поможет найти основания для отмены постановления о привлечении к административной ответственности.

ТарифыМы  предлагаем гибкие тарифы, в зависимости от финансовых возможностей клиентов и готовы идти на компромисс. Если Вы не довольны ценами, которые предложил Вам исполнитель, оставьте сообщение в форме сделать заказ, указав цену, которая, как Вы считаете, будет справедливой. Мы постараемся пойти Вам навстречу. Ниже указаны примерные тарифы на услуги. Отсутствие позиции в прейскуранте не означает, что Вам не смогут оказать услугу. Уточнить стоимость, а также получить ответы на другие вопросы, Вы можете здесь.

Анализ спорной ситуации, включает изучение документов от 3000 руб.
Подготовка и направление претензии от 5000 руб.
Подготовка искового заявления от 5000 руб.
Представительство в суде первой инстанции от 30000 руб.
Подготовка апелляционной (кассационной) жалобы от 5000 руб.
Представительство в суде апелляционной (кассационной)  инстанции от 10000 руб.

ИнфоНЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО СТАТЬЕ 14.10 КОАП РФ «НЕЗАКОННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТОВАРНОГО ЗНАКА»

Доказывание факта контрафактности товара

Предоставление спорному товарному знаку правовой охраны на территории Российской Федерации и ее объем

Определение обладателя исключительного права на товарный знак

Определение тождественности либо схожести до степени смешения изображения на реализуемой продукции (документации) с зарегистрированным товарным знаком

Определение однородности спорного товара с тем, в отношении которого товарный знак зарегистрирован

Доказывание факта принадлежности спорного товара нарушителю

Оценка экспертных заключений

Введение товара в гражданский оборот

Определение контрафактности с позиции потребителя

Проблемы конфискации товара

Взыскание компенсации как способ защиты прав интеллектуальной собственности

Злоупотребление правом в области интеллектуальной собственности

Обжалование решений суда о привлечении к административной ответственности

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РАБОТОДАТЕЛЕМ

Характеристика административных правонарушений в сфере трудовых отношений

Срок привлечения к ответственности за нарушение законодательства о труде

Подведомственность споров об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности за нарушение трудового законодательства

Проблемы применения санкций за нарушение законодательства о труде

ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В ПРАКТИКЕ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ, ПРИ РАССМОТРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПРИВЛЕЧЕНИИ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 14.16 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Инструкция для отмены решения о неразрешении на въезд иностранного гражданина или лица без гражданства.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО СТАТЬЕ 14.10 КОАП РФ «НЕЗАКОННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТОВАРНОГО ЗНАКА»

Статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) к объектам гражданских прав относит охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальную собственность).
Результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются в том числе товарные знаки и знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, коммерческие обозначения (статья 1225 ГК РФ).
Государство предоставляет объектам интеллектуальной собственности, в том числе средствам индивидуализации, специальную правовую охрану в форме исключительного права.
Такие средства индивидуализации, как, например, словесные обозначения, символы, запахи, звуки, цвета и формы, которые позволяют отличать одни товары и услуги от других, могут охраняться с помощью товарных знаков.
Товарный знак и знак обслуживания (далее — товарный знак) — это обозначение, отличающее соответственно товары и услуги одних юридических лиц или индивидуальных предпринимателей от однородных товаров и услуг (далее — товары) других юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, включая иностранных.
В настоящее время правовая охрана результатов интеллектуальной собственности в России регулируется нормами международных договоров, законодательством Таможенного союза и национальным законодательством.
Полномочия в сфере защиты прав интеллектуальной собственности возложены в Российской Федерации на ряд государственных органов.
Так, в соответствии со статьей 6 Таможенного кодекса Таможенного союза одной из задач таможенных органов является обеспечение в пределах их компетенции защиты прав интеллектуальной собственности.
Федеральная антимонопольная служба России осуществляет защиту заинтересованных лиц от недобросовестной конкуренции в соответствии с антимонопольным законодательством и законодательством о рекламе.
Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) осуществляет функции по контролю и надзору в сфере правовой охраны и использования объектов интеллектуальной собственности, патентов и товарных знаков и результатов интеллектуальной деятельности, вовлекаемых в экономический и гражданско-правовой оборот, соблюдения интересов Российской Федерации, российских физических и юридических лиц при распределении прав на результаты интеллектуальной деятельности, в том числе создаваемые в рамках международного научно-технического сотрудничества.
На органы внутренних дел Федеральным законом от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции» возложена задача по пресечению административных правонарушений и осуществлению производства по делам об административных правонарушениях, отнесенных законодательством об административных правонарушениях к подведомственности полиции.
Это не исчерпывающий перечень органов, осуществляющих защиту прав интеллектуальной собственности.
За нарушение прав интеллектуальной собственности законодательством Российской Федерации предусмотрена гражданско-правовая, уголовно-правовая и административная ответственность.
В настоящей статье приведены наиболее часто встречавшиеся в практике Тринадцатого арбитражного апелляционного суда за 2011 — 2012 годы дела о защите прав интеллектуальной собственности путем привлечения виновного лица к административной ответственности.
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), а именно статья 14.10, устанавливает ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара; на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.
Здесь следует отметить, что согласно абзацу третьему части 3 статьи 23.1 КоАП РФ к подведомственности арбитражных судов в том числе отнесены дела о привлечении к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 14.10 КоАП РФ, если они совершены юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями.
Протоколы об указанных административных правонарушениях составляют должностные лица органов внутренних дел (полиции), таможенных органов (пункты 1 и 12 части 2 статьи 28.3 КоАП РФ), органов, осуществляющих функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка (пункт 63 части 2 статьи 28.3 КоАП РФ).

Доказывание факта контрафактности товара

Основным вопросом, который суды разрешают по делам об административных правонарушениях по статье 14.10 КоАП РФ, является доказывание контрафактности товара.
Понятие контрафактности товара дано в статье 1515 ГК РФ, где установлено, что товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.
В целях определения контрафактности товара доказыванию подлежат следующие обстоятельства: предоставлена ли спорному товарному знаку правовая охрана на территории Российской Федерации и каков ее объем; кто является обладателем исключительного права на товарный знак; является ли изображение на реализуемой продукции (документации) тождественным либо сходным до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком; является ли товар однородным с теми, в отношении которых товарный знак зарегистрирован.
Установление перечисленных обстоятельств отражают признаки события рассматриваемого административного правонарушения, без выяснения которых дело не может быть возбуждено (статья 28.1 КоАП РФ).


Предоставление спорному товарному знаку правовой охраны на территории Российской Федерации и ее объем

Общество представило в таможенный орган декларацию для помещения под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления товара «кондитерские изделия в ассортименте», ввезенного из Республики Польша, в том числе карамель «БОН-БОН», изготовитель — ООО «Бомилла», товарный знак BOMILLA.
На упаковку (картонные коробки) было нанесено обозначение «БОН-БОН». Находящиеся в картонных коробках конфеты были упакованы в полиэтиленовую упаковку по 500 грамм, на каждой из которых имелась маркировка BON BON, первичная обертка конфет имела надпись Bomilla.
Товарный знак в виде словесного обозначения «БОН-БОН» и комбинированный товарный знак «БОН-БОН BON-BON» зарегистрированы в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания и наименования мест происхождения товаров Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент). Правообладателем товарного знака является ОАО «Рот Фронт».
Товарный знак «БОН-БОН» внесен в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.
Правообладатель товарного знака сообщил таможенному органу, что обозначение BON BON, которое использовано на упаковке товара, является сходным до степени смешения с охраняемым товарным знаком. ОАО «Рот Фронт» не заключало лицензионные либо иные договоры с кем-либо по поводу указанного товарного знака.
Критерии оценки товарных знаков на предмет схожести до степени смешения обозначений предусмотрены Правилами составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденными Приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила N 32), согласно пункту 14.4.2 которых обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.
Рассматривая вопрос о привлечении общества к ответственности по статье 14.10 КоАП РФ, суд указал, что в качестве признаков, свидетельствующих о незаконном использовании товарного знака, являются действия общества, направленные на таможенное оформление ввезенного товара с размещенным на нем товарным знаком, — в данном случае декларирование товара таможенному органу с целью выпуска в свободное обращение (введения в гражданский оборот).
Ввоз товара, обозначенного охраняемым товарным знаком, знаком обслуживания, наименованием места происхождения товара или сходными с ними обозначениями для однородных товаров не правообладателем, не по договору с правообладателем или без его согласия с целью его введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации, рассматривается как противоправное деяние независимо от того, были ли нарушены права правообладателя при производстве товара за пределами Российской Федерации.
Ответственность юридического лица за совершение правонарушения, установленного статьей 14.10 КоАП РФ, наступает в том числе в случае, если лицо использовало чужой товарный знак, не проверив, предоставляется ли ему правовая охрана в Российской Федерации, и (или) не проверив, осуществляет ли оно такое использование на законных основаниях.
По смыслу статьи 2.1 КоАП РФ критерии виновности юридического лица подразумевают необходимость оценки его фактического поведения как коллективного субъекта права, располагающего иными, нежели физическое лицо, возможностями и условиями для реализации требований публичного порядка.
Суд сделал вывод, что в данном случае общество не представило доказательств, свидетельствующих, что правонарушение вызвано чрезвычайными обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне его контроля. Кроме того, общество имело реальную возможность для соблюдения требований законодательства — получить необходимую информацию из Роспатента, касающуюся объекта интеллектуальной собственности, который предполагается использовать, так как данные Роспатента о зарегистрированных товарных знаках являются открытыми, однако не приняло адекватных и всех зависящих от него мер по их соблюдению.
Суд не принял довод общества о том, что товарный знак BON BON размещен на упаковочном материале непосредственно иностранным производителем, являющимся правообладателем товарного знака BON BON, на территории Республики Польша, что исключает вину общества. Суд отметил, что в материалах дела отсутствуют доказательства международной регистрации товарного знака ООО «Бомилла». Представленное свидетельство о правовой охране — патент на товарный знак BON BON является документом, действующим только на территории Республики Польша.
При отсутствии международной регистрации на территории Российской Федерации правовая охрана предоставляется товарным знакам «БОН-БОН» и «БОН-БОН BON-BON» по свидетельствам, принадлежащим ОАО «Рот Фронт».
Общество было привлечено к ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (дело N А21-2645/2012).

Определение обладателя исключительного права на товарный знак

Вопрос определения обладателя исключительного права на товарный знак влияет на правильное определение круга лиц, участвующих в деле о привлечении лица к ответственности по статье 14.10 КоАП РФ.
В соответствии со статьей 202 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дела о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенные федеральным законом к подведомственности арбитражных судов, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным данным Кодексом, с особенностями, установленными в главе 25 АПК РФ и федеральном законе об административных правонарушениях.
Исходя из этой нормы, суды привлекают обладателей прав на товарный знак в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на основании статьи 51 АПК РФ.
Участие в деле в качестве третьего лица позволяет правообладателю пользоваться процессуальными правами стороны по делу в целях защиты своего права, в том числе представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать пояснения по делу, обжаловать судебные акты.
Представленные правообладателем доказательства и полученные пояснения позволяют суду установить фактические обстоятельства дела и определить, является ли товар контрафактным.

Административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, за незаконное использование товарного знака Sony Ericsson.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен признанный потерпевшим представитель правообладателя товарного знака Sony Ericsson, действующий на территории Российской Федерации.
Из материалов дела видно, что компания Sony Ericsson Mobile Communications AB является правообладателем товарного знака Sony Ericsson. Данный товарный знак зарегистрирован для следующих товаров: телефоны, аппаратура телефонная, телефоны сотовые (телефоны мобильной связи) и др.
На основании письма представителя правообладателя товарного знака Sony Ericsson на территории Российской Федерации административным органом была проведена проверка, в результате которой установлено, что общество реализует обладающие признаками контрафактности проводные устройства для прослушивания музыки (наушники), чистящие карандаши для объективов (оптики), маркированные товарным знаком Sony Ericsson.
В материалы дела было представлено письмо правообладателя, в котором сообщалось, что контрафактность исследованной продукции (проводных устройств для прослушивания музыки (наушники)) установлена на основании таких признаков, как неправильные идентификационные номера DPY, несоответствие номерных кодов на продукции и упаковке, низкое качество пластика и спайки упаковки, низкое качество нанесения товарных знаков Sony Ericsson Mobile Communications AB на изделиях, неверное исполнение товарных знаков Sony Ericsson Mobile Communications AB на изделиях и их упаковке, низкое качество печати на упаковке и продукции. Представитель правообладателя также сообщил, что представленная на исследование продукция правообладателем либо с его согласия не производилась, на территорию Российской Федерации правообладателем и уполномоченными им лицами не поставлялась.
Суд признал в качестве относимого и допустимого доказательства письмо представителя правообладателя о контрафактности проводных устройств для прослушивания музыки (наушники), поскольку исходя из содержания доверенности представителю правообладателя названных товарных знаков предоставлены полномочия по проведению сравнительных исследований товаров на предмет подлинности продукции, а также права подписывать соответствующие заключения.
Суд не принял довод общества о невозможности установления признаков контрафактности между изъятой продукцией и товарами, направленными для исследования, без проведения экспертизы и указал, что представленные представителем правообладателя доказательства не вызывали сомнения в контрафактности товара (дело N А56-49954/2010).

Организация ввезла на таможенную территорию Российской Федерации инструмент бензиномоторный ручной, бытовой для применения в садово-огородном хозяйстве, на котором имелось словесное обозначение HUSHCVANA, сходное до степени смешения с товарным знаком Husqvarna, правообладателем которого является компания Husqvarna AB.
Правообладатель к участию в деле в суде первой инстанции привлечен не был.
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что использование обществом товарного знака, сходного до степени смешения с товарным знаком Husqvarna, на товаросопроводительных документах (инвойсах) не образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ, и отказал в привлечении организации к административной ответственности.
На данное решение лицом, не участвующим в деле, — компанией Husqvarna AB — правообладателем товарного знака Husqvarna, подана апелляционная жалоба, которая была рассмотрена, но оставлена без удовлетворения.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ), рассматривая дело в порядке надзора, указал, что в нарушение пункта 5 части 1 статьи 135 АПК РФ судом первой инстанции неправильно решен вопрос о составе лиц, участвующих в деле, поскольку к участию в деле не привлечен правообладатель товарного знака Husqvarna. При этом арбитражный суд апелляционной инстанции после принятия апелляционной жалобы лица, не участвовавшего в деле, должен был определить, затрагивает ли принятый судебный акт непосредственно его права или обязанности, и, установив это, решить вопрос об отмене судебного акта суда первой инстанции, руководствуясь пунктом 4 части 4 статьи 270 этого Кодекса, и о привлечении данного лица к участию в деле (пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»).
Решение суда первой инстанции и Постановление апелляционного суда были отменены (дело N А56-23733/2011).

Определение тождественности либо схожести до степени смешения изображения на реализуемой продукции (документации) с зарегистрированным товарным знаком

Как уже указывалось ранее, критерии оценки товарных знаков на предмет схожести до степени смешения обозначений предусмотрены Правилами N 32.
В силу пункта 14.4.2.3 Правил N 32 сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: внешняя форма, наличие или отсутствие симметрии, смысловое значение, вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и т.д.), сочетание цветов и тонов.

Общество на таможенную территорию Таможенного союза ввезло кроссовки в количестве 216 пар. В ходе мероприятий таможенного контроля таможенный орган установил, что кроссовки содержат изображение, сходное до степени смешения с товарными знаками, охраняемыми по свидетельствам о регистрации товарных знаков, правообладателем которых является компания NIKE INTERNATIONAL LTD, США.
Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, установил, что охраняемые товарные знаки компании NIKE INTERNATIONAL LTD выглядят как абстрактное изображение в виде «галочки», выполненное в оригинальной лаконичной графической манере и представляющее собой всемирно известный «росчерк» (имитирующий крыло богини победы Ники), выполненный в белом и черном цветах.
Изобразительное же обозначение спорного элемента в виде «галочки» на изъятой продукции отличается от зарегистрированных товарных знаков. Так, на подошве кроссовок нанесена надпись SPORT, не предусмотренная международными товарными знаками, а изображения, нанесенные на спорную обувь, не совпадают во всех элементах с зарегистрированными изображениями охраняемого товарного знака.
Суд апелляционной инстанции сделал вывод об отсутствии схожести до степени смешения между нанесенным на спорные товары изображением и зарегистрированными товарными знаками и отказал в привлечении общества к ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (дело N А21-6203/2011).

Схожую ситуацию иллюстрирует и следующее дело.

Рассматривая апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции, апелляционный суд на основании исследования образцов спорного товара установил отсутствие схожести до степени смешения между нанесенным на товары изображением и зарегистрированным товарным знаком. Суд отметил, что отсутствует смысловое сходство (HUGO BOSS — это фамилия основателя компании — производителя модной одежды и парфюмерии, а знак Bossi International, размещенный на спорном товаре, не ассоциируется с фамилией основателя компании). Графическое сходство также отсутствует (обозначение на товарах общества не способно вызвать визуальные ассоциации у рядового потребителя с зарегистрированным товарным знаком). Кроме того, при произношении слова «BOSS» имеет место твердое, жестко акцентированное звучание, а при произношении Bossi происходит смягчение согласной «s» за счет гласной «i» и звук «o» звучит не так глубоко, как в слове «BOSS» (дело N А21-6202/2011).

Определение однородности спорного товара с тем, в отношении которого товарный знак зарегистрирован

Согласно критериям оценки товарных знаков на предмет схожести до степени смешения обозначений, предусмотренных Правилами N 32, в ходе проверки перечня товаров и услуг устанавливается возможность идентификации термина, используемого заявителем для обозначения товара или услуги, с конкретным товаром или услугой того или иного класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (МКТУ) (пункт 14.3). При проверке на тождество и сходство определяется однородность исследуемых товаров товарам, для которых зарегистрированы (заявлены) выявленные тождественные или сходные товарные знаки (обозначения) (пункт 14.4.2).

Общество ввезло на территорию Российской Федерации для продажи в магазине беспошлинной торговли алкогольную продукцию — бутылки водки, маркированной товарными знаками BOLCHOJ, «Большой», с тематикой балета, исключительное право на использование которых принадлежит ФГУ «Государственный академический Большой театр России».
Арбитражный суд первой инстанции отказал в привлечении общества к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ и указал, что совокупность совпадающих элементов товарных знаков не исключает вывода о наличии признаков сходства до степени смешения, так как слово «Большой» изображено буквами разных алфавитов и без дополнительных элементов может связывать товар (водку) с Большим театром. В то же время такое смешение может быть нарушением, если оно допущено в отношении однородных товаров. Поскольку однородного товара, выпускаемого с товарными знаками ФГУ «Государственный академический Большой театр России», на момент ввоза обществом в обороте не имелось, не доказано «сходство до степени смешения обозначений однородных товаров», то есть не доказано событие правонарушения. Отсутствие товара со сходным обозначением исключает возможность нарушения прав владельца товарного знака в отношении сходства обозначений однородного товара.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда, и общество было привлечено к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ в виде штрафа и конфискации контрафактной продукции.
Апелляционный суд в результате обозрения образцов изъятого товара пришел к выводу, что наличие на этикетках обозначений «Большой», BOLCHOJ и изображения двух женских ножек на пуантах свидетельствует об опасности их смешения и ассоциации с ФГУ «Государственный академический Большой театр России». Суд признал общеизвестным и не требующим доказывания факт того, что Большой театр является театром оперы и балета (дело N А56-52869/2010).

Доказывание факта принадлежности спорного товара нарушителю

Суды при удовлетворении заявления о привлечении к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ проверяют, принадлежит ли спорный товар нарушителю.

Центр по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнению административного законодательства при Управлении внутренних дел по Калининградской области обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ.
Административным органом при проведении проверки было установлено, что в торговом павильоне предпринимателем реализуется обладающая признаками контрафактности спортивная одежда, маркированная товарными знаками «Адидас».
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления о привлечении предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ, указал на непредставление доказательств принадлежности спорного товара этому предпринимателю.
Судом апелляционной инстанции данный вывод суда был признан ошибочным в связи с тем, что в материалах дела имеется заключенный предпринимателем договор аренды павильона, сведения о расторжении которого отсутствуют. Довод предпринимателя о сдаче данного торгового места в аренду другому предпринимателю не нашел подтверждения, более того, продавец, осуществлявший продажу товара, подтвердил, что спорный товар принадлежит лицу, привлекаемому к ответственности.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и привлек предпринимателя к административной ответственности (дело N А21-622/2011).

Оценка экспертных заключений

Одним из непростых вопросов, возникающих у судов при применении статьи 14.10 КоАП РФ, является оценка экспертных заключений, представленных и административным органом, и лицом, привлекаемым к ответственности. Эти экспертизы готовятся разными экспертными учреждениями и содержат, как правило, противоположные выводы.
В подобных случаях суд оценивает экспертизы на предмет их соответствия Федеральному закону от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» как одно из письменных доказательств и учитывает при разрешении спора в совокупности с другими доказательствами, имеющимися в деле.

Предприниматель в принадлежащей ему торговой точке реализовывал товар — куртки с изображением товарного знака NIKE, сходного до степени смешения с охраняемым на территории Российской Федерации товарным знаком NIKE, принадлежащим компании «Найк Интернешнл ЛТД». Лицензионный договор на использование указанного товарного знака с его правообладателем у предпринимателя отсутствовал.
Вместе с тем по данному делу не было представлено надлежащих доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях предпринимателя состава инкриминируемого ему правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ.
Заключение эксперта, на котором были основаны выводы о незаконном использовании предпринимателем товарного знака NIKE, признано судом ненадлежащим доказательством в связи с нарушением процедуры при проведении экспертизы. Было также отмечено, что заключение эксперта не содержит однозначных выводов о контрафактности изъятого товара. Делая вывод о контрафактности продукции, эксперт не указал признаки, которые, по его мнению, подтверждают изготовление экспертируемого изделия не компанией «Найк Интернешнл ЛТД», выводы эксперта не основаны на исследовании подлинных экземпляров продукции либо пособиях компании «Найк Интернешнл ЛТД», отсутствует ссылка на конкретные пособия и их содержание.
В связи с этим в удовлетворении заявленного требования о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ было отказано (дело N А56-11662/2011).

В другом случае суд, не приняв в качестве доказательства контрафактности товара заключение эксперта, указал, что экспертом не установлено графическое сходство изображения FELERO на ввезенном товаре (мужская обувь) с охраняемым товарным знаком FILERRO ввиду различного общего зрительного восприятия сравниваемых обозначений, использования различного шрифта, наличия фонетического отличия словесных элементов, обусловленного их различным произношением.
Суд сделал вывод, что сравнение обозначений, нанесенных на товар, с обозначением на копии свидетельства о регистрации товарного знака не позволило эксперту сделать обоснованный вывод о наличии графического сходства словесных обозначений. Не имел в своем распоряжении эксперт и оригинальной продукции со спорным обозначением.
Эти обстоятельства послужили основанием для отказа в привлечении организации к административной ответственности (дело N А21-5543/2011).

В случае невозможности устранить возникающие сомнения суд также может назначить судебную экспертизу на основании статьи 82 АПК РФ.
Вместе с тем в информационном письме Президиума ВАС РФ от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности» указано, что вопрос о сходстве до степени смешения двух обозначений может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует. Экспертиза назначается только для разрешения возникших при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний.
Исходя из этого, суд определяет контрафактность товара путем самостоятельного сравнивания спорного и оригинального товара непосредственно в судебном заседании.

Так, судом апелляционной инстанции в судебном заседании был осмотрен изъятый таможенным органом товар и опрошен эксперт, который представил образец оригинальной продукции с товарным знаком UGG — полусапоги женские зимние из овчины. Эксперт сообщил суду, по каким именно признакам он пришел к выводу о контрафактности ввезенного обществом товара. При сравнении в судебном заседании предъявленного экспертом образца оригинальной продукции и представленного таможней экземпляра изъятого товара суд апелляционной инстанции смог убедиться в обоснованности и аргументированности выводов эксперта. Судом было принято решение о привлечении организации к административной ответственности и об уничтожении контрафактного товара (дело N А56-12107/2010).

Введение товара в гражданский оборот

При рассмотрении дел о привлечении лица к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ спорным бывает и вопрос о том, введен ли товар в гражданский оборот.
Пленум ВАС РФ в пункте 15 Постановления от 17.02.2011 N 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснил, что под ввозом товаров на таможенную территорию Российской Федерации понимается совершение действий, связанных с фактическим пересечением товарами таможенной границы, и все последующие действия с этими товарами до их выпуска таможенными органами.
С учетом изложенного административное правонарушение, выразившееся в незаконном использовании товарного знака, является оконченным с момента перемещения товаров, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, через таможенную границу Российской Федерации и подачи таможенному органу таможенной декларации и (или) документов, необходимых для помещения товаров под таможенную процедуру, условия которой предполагают возможность введения этих товаров в оборот на территории Российской Федерации.

Общество подало таможенную декларацию для оформления в таможенном режиме беспошлинной торговли товара — пакеты полиэтиленовые с рисунком.
Таможенным органом было установлено, что на товар — пакеты полиэтиленовые, представленные к таможенному оформлению, нанесен товарный знак «BOLCHOJ vodka БОЛЬШОЙ» с изображением фасада здания Большого театра.
Товароведческая экспертиза подтвердила, что комбинированный товарный знак, использованный на представленном образце товара, является сходным до степени смешения с комбинированным товарным знаком, охраняемым на территории Российской Федерации в качестве товарного знака и зарегистрированным в Роспатенте на имя ФГУ «Государственный академический Большой театр России», по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) критериям и используется в отношении однородных товаров.
При рассмотрении дела общество заявляло, что пакеты со спорным товарным знаком не были ввезены, вывезены, введены в оборот на территории Российской Федерации и не могут считаться предметом административного правонарушения, а само правонарушение не является законченным.
Данный довод был отклонен судом ввиду следующего.
В соответствии со статьей 123 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) товары подлежат декларированию таможенным органам при их перемещении через таможенную границу, изменении таможенного режима, а также в других случаях, установленных данным Кодексом.
В силу пункта 3 статьи 132 ТК РФ с момента принятия таможенная декларация становится документом, свидетельствующим о фактах, имеющих юридическое значение.
Согласно пункту 1 статьи 258 ТК РФ беспошлинная торговля — таможенный режим, при котором иностранные товары, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, или российские товары продаются в розницу физическим лицам, выезжающим за пределы таможенной территории Российской Федерации, непосредственно в магазинах беспошлинной торговли без уплаты таможенных пошлин, налогов, а также без применения к товарам запретов и ограничений экономического характера, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.
Пунктом 1 статьи 259 ТК РФ установлено, что под таможенный режим беспошлинной торговли могут помещаться любые товары, за исключением товаров, запрещенных к ввозу в Российскую Федерацию, вывозу из Российской Федерации, запрещенных к обороту на территории Российской Федерации, а также иных товаров, перечень которых определяется Правительством Российской Федерации.
В данном случае общество заявило таможенный режим беспошлинной торговли, выполнило все значимые действия по его оформлению. Товар был изготовлен на территории Российской Федерации.
Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что обществом введен в оборот на территории Российской Федерации контрафактный товар, соответственно утверждение о вменении обществу неоконченного правонарушения, что свидетельствует об отсутствии события вменяемого правонарушения, противоречит фактическим обстоятельствам дела и основано на неправильном толковании норм материального права.
Также апелляционный суд пришел к выводу, что таможенный режим беспошлинной торговли предусматривает реализацию товаров на таможенной территории Российской Федерации, следовательно условия данного таможенного режима предполагают введение товаров в оборот на территории Российской Федерации (дело N А42-4834/2010).

Определение контрафактности с позиции потребителя

Одной из целей охраны государством прав интеллектуальной собственности является защита прав потребителя от некачественной продукции.
В соответствии с пунктом 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11 при рассмотрении дел о привлечении лица к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ, за использование им обозначения, сходного с товарным знаком до степени смешения, суд должен учитывать, что вопрос о таком сходстве разрешается судом с учетом того, как данное обстоятельство могло быть оценено потребителем.
Для выяснения оценки потребителя в отношении спорного товара суд сам выступает в качестве такового.

Общество ввезло товар (постельное белье), маркированный графическим обозначением WINX, выполненным в оригинальной манере, сходным до степени смешения с товарным знаком WINX CLUB, которому на территории Российской Федерации предоставлена правовая охрана.
Учитывая неоднозначность выводов проведенной по запросу таможенного органа идентификационной экспертизы, суд первой инстанции разрешил вопрос о сходстве до степени смешения двух словесных обозначений с позиции рядового потребителя.
Суд сравнил словесные и графические элементы товарного знака правообладателя, а также используемые на спорном товаре словесные и графические элементы и установил, что сравниваемые обозначения характеризуются сходной внешней формой (вид шрифта, графическое написание, расположение букв), имеют звуковое сходство. Суд принял во внимание устойчивую потребительскую ассоциацию означенного словесного (изобразительного) обозначения с товарным знаком правообладателя, завоевавшим на определенном товарном рынке известность и признание потребителей.
Суд сделал обоснованный вывод, что в данном случае представляется угроза смешения рядовым потребителем товара, маркированного товарным знаком WINX CLUB, и товара с обозначением WINX, ввезенного обществом (дело N А56-39834/2011).

Оценивая схожесть изображений на ввезенных товарах с охраняемым товарным знаком, суды исходят из того, способен ли ввезенный товар ввести в заблуждение российского потребителя относительно принадлежности, качества и свойств сравниваемой продукции.

Проблемы конфискации товара

Определенную сложность вызывают вопросы, возникающие в связи с конфискацией контрафактного товара.
Статья 243 ГК РФ устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть произведена в административном порядке.
В соответствии со статьей 7.12 КоАП РФ в административном порядке могут быть конфискованы контрафактные экземпляры произведений и фонограмм, а также орудия совершения административного правонарушения в области авторского права.
Санкция статьи 14.10 КоАП РФ предусматривает в качестве обязательного дополнительного наказания конфискацию не любого предмета административного правонарушения, а только предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака.
Требование об обязательном применении конфискации предмета правонарушения обусловлено необходимостью изъятия его из оборота либо противоправного владения.
Предметом административного правонарушения выступают предметы, содержащие незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.
При применении статьи 14.10 КоАП РФ арбитражные суды определяют, что является объектом правонарушения и какой объект подлежит конфискации.

Так, общество было привлечено к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа с конфискацией и последующим уничтожением контрафактного товара (консервов), изъятого по протоколу изъятия вещей и документов.
Рассматривая дело в порядке апелляционного производства, суд апелляционной инстанции установил, что из акта таможенного досмотра, протокола изъятия, протокола совместного осмотра товара усматривается, что товарный знак, исключительные права на который принадлежат правообладателю, нанесен на бумажные этикетки, наклеенные на корпуса консервных банок.
Поскольку санкция статьи 14.10 КоАП предусматривает конфискацию предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, а в данном случае воспроизведение товарного знака содержится только на этикетках, то суд апелляционной инстанции сделал вывод о том, что уничтожению подлежат именно они, а не банки с консервами.
Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции в части назначения санкции в виде конфискации и последующего уничтожения товара — консервов и назначил дополнительную санкцию в виде конфискации и последующего уничтожения бумажных этикеток, нанесенных на банки с консервной продукцией. Банки с консервной продукцией возвращены обществу (дело N А21-7485/2011).

Вместе с тем по другим делам делается вывод о конфискации не этикеток, а самого товара.

По ранее упомянутому делу общество ввезло из Республики Польша на таможенную территорию Российской Федерации карамель «БОН-БОН», изготовитель — ООО «Бомилла», товарный знак BOMILLA.
На упаковку (картонные коробки) было нанесено обозначение «БОН-БОН». Находящиеся в картонных коробках конфеты упакованы в полиэтиленовую упаковку по 500 грамм, на каждой из которых имелась маркировка BON BON, первичная обертка конфет имела надпись Bomilla.
Товарный знак в виде словесного обозначения «БОН-БОН» и комбинированный товарный знак «БОН-БОН BON-BON» зарегистрированы в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания и наименования мест происхождения товаров Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) на имя ОАО «Рот Фронт».
Ввезенный товар был признан контрафактным, поскольку указанное обозначение являлось сходным до степени смешения с охраняемым товарным знаком. Товар был конфискован.
При рассмотрении дела суд установил, что спорный товарный знак был размещен не только на упаковке товара, но и указан во всех товаросопроводительных документах (инвойсах, сертификатах, таможенной декларации), необходимых для введения товара в гражданский оборот путем ввоза товара на территорию Российской Федерации, и сделал вывод, что подлежит конфискации именно ввезенный заявленный к таможенному оформлению товар, содержащий незаконное воспроизведение товарного знака (дело N А21-2645/2012).

Взыскание компенсации как способ защиты прав интеллектуальной собственности

Факт привлечения виновного лица к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ важен и при использовании такого способа защиты прав интеллектуальной собственности, как возмещение убытков либо взыскание компенсации.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.
В пункте 43.2 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и ВАС РФ от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер убытков.

Решением суда общество привлечено к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа с конфискацией продукции, содержащей незаконное воспроизведение чужого товарного знака. В рамках дела суд установил, что общество без согласия правообладателя ввезло на территорию Российской Федерации товары (подшипники шариковые для грузовых автомобилей), маркированные изображением, схожим до степени смешения с товарным знаком VBF, зарегистрированным в отношении этого вида товара за ЗАО «Вологодский подшипниковый завод».
Правообладатель избрал в качестве способа защиты своего права на товарный знак компенсацию в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак. Суд взыскал компенсацию в заявленном размере, указав, что законом не предусмотрено право суда по своему усмотрению устанавливать размер компенсации, предусмотренной указанной нормой права (дело N А56-61861/2010).

Злоупотребление правом в области интеллектуальной собственности

Вопросы злоупотребления правом также исследуются судом при рассмотрении дел о привлечении организаций и индивидуальных предпринимателей к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции установил, что общество на таможенную территорию Таможенного союза ввезло мужские туфли и мужские ботинки.
Материалами дела было доказано, что спорный товар, на котором размещено изображение FELERO, не содержит точного воспроизведения охраняемого товарного знака FILERRO, также имеет место фонетическое отличие словесных элементов, обусловленное их различным произношением.
Суд установил, что правообладатель товарного знака FILERRO никогда не выпускал и не предлагал к продаже товары, маркируемые охраняемым товарным знаком FILERRO. Установив отсутствие на товарном рынке соответствующего товара, суд исключил возможность его смешения с товаром, ввезенным обществом, и введения тем самым потребителей в заблуждение.
Рассматривая дело в порядке апелляционного производства, суд высказал мнение, что регистрация товарного знака в отсутствие намерений выпускать продукцию, оказывать услуги, выполнять работы под соответствующей маркой свидетельствует о злоупотреблении правом, что в силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ является основанием для отказа судом в защите такого права.
По данному делу было отказано в привлечении общества к административной ответственности (дело N А21-10117/2011).

Обжалование решений суда о привлечении к административной ответственности

В заключение хотелось бы остановиться на некоторых процессуальных вопросах обжалования решений суда о привлечении к административной ответственности.
В соответствии с частью 4.1 статьи 206 АПК РФ решение по делу о привлечении к административной ответственности, когда размер штрафа не превышает для юридических лиц сто тысяч рублей, для индивидуальных предпринимателей пять тысяч рублей, может быть обжаловано по общему правилу в суд апелляционной инстанции, а в суд кассационной инстанции оно может быть обжаловано только по основаниям, связанным с нарушением норм процессуального права, которые в любом случае влекут отмену судебного акта.
При этом апелляционный порядок рассмотрения соответствующих дел призван гарантировать законность и обоснованность судебного решения с учетом доводов всех лиц, участвующих в деле.
Статья 14.10 КоАП РФ предусматривает ответственность за незаконное использование чужого товарного знака в виде наложения административного штрафа в указанных в пункте 4.1 статьи 206 АПК РФ пределах. Однако санкция статьи 14.10 КоАП РФ предусматривает и обязательную конфискацию предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака.
В связи с этим вопрос возможности кассационного обжалования судебных актов по данной категории дел вызывал неоднозначные мнения.
Судебная практика исходит из того, что в случае применения судами дополнительного наказания в виде конфискации товара решения по делам о привлечении к административной ответственности обжалуются в порядке, установленном статьей 181 АПК РФ, то есть с возможностью обжаловать судебные акты в кассационной инстанции.
Такое толкование процессуальных норм отвечает целям Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ, не противоречит инстанционности арбитражного процесса и согласуется с положениями статей 2, 3, 6 и части 2 статьи 7 АПК РФ, а равно с пунктом 40.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции».
В соответствии со статьей 3 Федерального конституционного закона от 06.12.2011 N 4-ФКЗ в Российской Федерации не позднее 1 февраля 2013 года должен быть образован Суд по интеллектуальным правам.
Согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 N 60 «О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам» (вступает в силу со дня начала деятельности Суда по интеллектуальным правам) судебные акты арбитражных судов субъектов Российской Федерации и арбитражных апелляционных судов по делам о привлечении к административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных статьей 14.10 КоАП РФ, будут пересматриваться в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам.

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

В настоящее время вопросы административной ответственности субъектов малого и среднего бизнеса приобретают все большую актуальность как в юридической теории, так и правоприменительной практике. Защита данного сектора экономики сегодня рассматривается в качестве одного из приоритетных направлений государственной политики и законотворческой деятельности. Вместе с тем административные производства по фактам нарушения прав потребителей — одна из наиболее распространенных категорий дел, с которой сталкиваются предприниматели, осуществляющие розничную торговлю, бытовое обслуживание населения, оказание услуг широкому кругу граждан и другую подобную деятельность.
В связи с возрастанием количества дел об административных правонарушениях в сфере защиты прав потребителей увеличивается также год от года число судебных споров, рассматриваемых арбитражными судами об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности субъектов предпринимательской деятельности. Анализ судебной практики показывает, что здесь имеется ряд сложностей и противоречий, которые влияют зачастую на исход рассмотрения дел о признании недействительными актов о наложении административных наказаний за нарушение предпринимателями прав потребителей, предусмотренных действующим законодательством.
В судебно-арбитражной практике вызывают интерес вопросы, связанные с привлечением к ответственности организаций и индивидуальных предпринимателей за нарушение прав потребителей, в случаях когда действия, составляющие объективную сторону административного правонарушения, выполняет работник по своему собственному усмотрению без распоряжения на то работодателя.
В этой связи интерес представляет следующее дело.
ООО «МИН» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Госторгинспекции от 29.08.2003 N 012687 о привлечении общества к административной ответственности.
Как следует из материалов данного дела, 26.05.2003 сотрудники Мосторгинспекции провели проверку ООО «МИН», в ходе которой установили факт осуществления денежных расчетов без применения ККМ, обсчет покупателя в сумме 1 руб., отсутствие сведений об изготовителе на брелоке-открывашке, кольце, бирке пластиковой и товаросопроводительных документов на товар.
Результаты проверки зафиксированы в акте от 26.08.2003 N 007542, протоколе об административном правонарушении от 29.08.2003 N 012637, составленном с участием гендиректора общества И., на основании которых Мосторгинспекция 29.08.2003 вынесла Постановление N 012687 о признании общества виновным в совершении правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 14.5, 14.7, 14.15 КоАП РФ, и назначила ему административное наказание в виде штрафа в пределах одной санкции, установленной ст. 14.5 Кодекса.
Общество не согласилось с привлечением его к административной ответственности и оспорило указанное Постановление в судебном порядке.
Рассматривая спор, Арбитражный суд г. Москвы признал доказанными факты правонарушений и посчитал правомерным назначение обществу административного наказания. При этом отметил, что Постановление вынесено Госторгинспекцией в рамках полномочий, предоставленных ст. 23.49 КоАП РФ.
Обществом была подана кассационная жалоба на решение суда первой инстанции, которая, однако, не была удовлетворена. Федеральный арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении указал: «…довод жалобы о том, что ответственность по ст. 14.7 КоАП РФ за обсчет потребителя должно нести лицо, непосредственно совершившее правонарушение, отклоняется как ошибочный. Допущенные работником общества противоправные действия (бездействие) не освобождают само общество от административной ответственности, так как все торговые операции, осуществляемые в торговой точке общества, производятся от его имени». Исходя из данного вывода, обжалуемое решение было оставлено без изменения (Постановление ФАС Московского округа от 21.07.2004 N КА-А40/5529-04).

Обман потребителей предусмотрен в качестве административного правонарушения ст. 14.7 КоАП РФ, и под ним понимаются следующие формы обмана потребителей:
— обмеривание — отпуск товара меньшего размера, чем определено договором купли-продажи;
— обвешивание — отпуск товара меньшего веса (объема), чем определено договором купли-продажи;
— обсчет — взимание с потребителя большей суммы, чем обусловлено ценой товара, либо утаивание (невозврат) излишней денежной суммы, полученной от потребителя (передача ему только части этой суммы);
— введение в заблуждение относительно потребительских свойств товара — передача потребителю товара, не соответствующего условиям договора, требованиям стандартов, техническим условиям, иным обязательным требованиям, предусмотренным в установленном законом порядке;
— иной обман потребителя — нарушение других условий договора купли-продажи (умышленное искажение сведений о сроке годности товара, его сортности (пересортица), продажа некомплектного товара и т.д.).
В качестве «иного обмана потребителей» могут быть рассмотрены нарушения продавцом (исполнителем), допущенные в сфере ценообразования на товары (работы, услуги), когда стоимость определенного вида услуг регулируется нормативно-правовыми актами. Данный вывод подтверждается, в частности, материалами судебно-арбитражной практики.
Открытое акционерное общество «Российские железные дороги» в лице филиала — Свердловской железной дороги (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным Постановления управления от 11.07.2006 N 67 о назначении административной ответственности, предусмотренной ст. 14.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — Кодекс), и не подлежащим исполнению предписания административного органа.
Как следует из материалов дела, Региональной энергетической комиссией Свердловской области проведена проверка соблюдения обществом порядка ценообразования. В ходе проверки установлен факт обмана потребителей обществом как организацией, оказывающей населению жилищно-коммунальные услуги.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что в действиях общества имеется состав вменяемого административного правонарушения.
Согласно п. 1 ст. 10 Закона изготовитель (исполнитель, продавец) обязан предоставить потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Действие Закона распространяется и на отношения, возникающие из договоров жилищного найма.
В силу ст. 19 Жилищного кодекса Российской Федерации специализированный жилищный фонд — это совокупность предназначенных для проживания отдельных категорий граждан и предоставленных по правилам, установленным разделом VI Жилищного кодекса Российской Федерации, жилых помещений государственного и муниципального жилищных фондов. Соответствующие здания представляют собой фонд коммерческого использования.
В силу ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации к жилым помещениям специализированного жилищного фонда относятся в том числе и жилые помещения в общежитиях.
Ответственность за обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара (работы, услуги) или иной обман потребителей в организациях, осуществляющих реализацию товаров, выполняющих работы либо оказывающих услуги населению, а равно гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей в сфере торговли (услуг), а также гражданами, работающими у индивидуальных предпринимателей, предусмотрена ст. 14.7 Кодекса.
Судами установлено и материалами дела подтверждено, что общество является собственником жилых помещений (общежитий). В соответствии с приказом начальника Свердловской железной дороги от 20.03.2006 N 175/н совокупность жилых зданий, находящихся на балансе Свердловской железной дороги, является специализированным жилищным фондом общества и предназначена для временного проживания работников общества. Согласно указанному приказу утверждена типовая форма договора найма жилого помещения, заключенного с нанимателем. Пунктом 2.1.3 данного договора предусмотрено, что наймодатель (общество) обязан своевременно производить за свой счет капитальный ремонт жилого помещения. То есть расходы по капитальному ремонту несет общество как наймодатель, а не наниматель.
Таким образом, кассационная инстанция, рассмотрев данное дело по жалобе общества, не нашла оснований для отмены решения суда первой инстанции и Постановления апелляционного суда (Постановление ФАС Уральского округа от 09.01.2007 N Ф09-11630/06-С1 по делу N А60-17739/06).

Не может быть квалифицирована как обман потребителей продажа товаров с истекшим сроком годности, что подтверждается мотивировкой судебных инстанций по одному из изученных дел.
В частности, ООО «Предприятие производственного обеспечения «Кнесид» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Территориального управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю (далее — управление) от 16.06.2006 N 1133 о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.4 и ст. 14.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Как следует из материалов дела, 15.03.2006 проведена внеплановая проверка магазина «Автозапчасти», принадлежащего обществу и расположенного по адресу: г. Краснодар, ул. Путевая, 5/4, по вопросу соблюдения обществом требований действующего законодательства.
В ходе проверки установлено, что на реализованный товар — колодки дискового тормоза на автомобиль «УАЗ-3160» отсутствует сертификат соответствия. Кроме того, общество осуществляет продажу безалкогольного напитка «Кока-кола» с истекшим сроком годности. Указанные нарушения зафиксированы в акте контрольного мероприятия, в протоколе осмотра от 15.03.2006, в протоколах об административном правонарушении от 15.03.2006 N 571, 572.
Кассационная инстанция, рассмотрев данное дело, пришла к выводу о необоснованной квалификации содеянного обществом как обмана потребителей в связи с тем, что объективная сторона данного правонарушения включает в себя обмеривание, обвешивание, обсчет, введение в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара (работы, услуги) или иной обман потребителей в организациях, осуществляющих реализацию товаров, выполняющих работы либо оказывающих услуги населению. Таким образом, обман потребителей выражается в умышленном искажении сведений о потребительских свойствах товара (срока годности).
Из материалов дела видно, что обществу вменяется в вину продажа безалкогольного напитка «Кока-кола» с истекшим сроком годности. Доказательств умышленного искажения сведений о сроке годности напитка не представлено.
Таким образом, в действиях общества, осуществляющего продажу товаров с истекшим сроком годности, отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Неправильная квалификация правонарушения является основанием для признания постановления административного органа о привлечении к административной ответственности незаконным (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 29.11.2006 N Ф08-5991/2006-2496А по делу N А32-17376/2006-14/476-81АЖ).

В соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ установленный общий срок давности привлечения к административной ответственности, равный двум месяцам, по делам о нарушении прав потребителей не применяется. В данном случае лица, нарушившие права потребителей, могут быть наказаны в течение одного года с момента совершения административного правонарушения, ущемляющего права и законные интересы потребителей.
В правоприменительной практике имеется ряд достаточно сложных проблем, связанных с тем, что закон не содержит специальной отдельной главы о правонарушениях о правах потребителей, а в ст. 4.5 КоАП нет исчерпывающего перечня статей Кодекса, к которым применяется годичный срок давности привлечения к ответственности. Данные обстоятельства порождают необоснованное применение административными органами к делам о правонарушениях по различным статьям КоАП РФ более длительного срока давности, основываясь на том, что спорные правоотношения в той или иной мере затрагивают сферу потребительского рынка.
Следует отметить, что арбитражные суды не допускают расширительного толкования нормы о годичном сроке давности и позволяют его применение исключительно к ситуациям, когда допущено прямое нарушение прав потребителей, т.е. по вышерассмотренным статьям КоАП РФ.
Примером может служить следующее дело.
Межрайонная инспекция Министерства РФ по налогам и сборам N 2 по Самарской области обратилась в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о привлечении к административной ответственности общества с ограниченной ответственностью «Оникс плюс» за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ.
Как следует из материалов дела, 23.05.2004 в ходе проверки налоговым органом магазина модульного типа «Висла», расположенного по адресу: ул. Автостроителей, 14, принадлежащего обществу с ограниченной ответственностью «Оникс плюс», был установлен факт реализации алкогольной продукции — водки «Старая Самара», 0,5 л, дата разлива 05.05.2004 — без сертификата соответствия и товаросопроводительной документации. Данное обстоятельство подтверждено актом закупки, протоколом изъятия и протоколом N 08-13/2004/019 об административном правонарушении от 23.05.2004.
Отказывая в удовлетворении заявления налогового органа о привлечении общества с ограниченной ответственностью «Оникс плюс» к административной ответственности на основании ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, суд исходил из положений п. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, согласно которому постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня его совершения. Кассационная инстанция, рассмотрев данное дело по жалобе налогового органа, оставила судебные акты нижестоящих инстанций без изменений, а довод заявителя о том, что административное правонарушение, предусмотренное ст. 14.16 КоАП РФ, следует рассматривать как нарушение прав потребителей, отклонила (Постановление ФАС Поволжского округа от 21.12.2004 N А55-10346/04-35).

Вместе с тем по многим делам, связанным с правонарушениями в сфере защиты прав потребителей, судебными инстанциями сроки давности привлечения к ответственности не могли быть установлены, исходя из фактических обстоятельств дела.
Например, общество с ограниченной ответственностью «ТА «Альянс-тур» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Красноярскому краю N 1660 от 19.06.2006.
Решением суда первой инстанции от 27 октября 2006 г. заявление удовлетворено.
Как установлено материалами дела, должностным лицом Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю на основании распоряжения от 05.05.2006 N 1473 проведена проверка соблюдения ООО «ТА «Альянс-тур» требований законодательства Российской Федерации в области защиты прав потребителей.
По результатам проверки составлен акт от 09.06.2006 и протокол об административном правонарушении от 09.06.2006 N 1893.
Согласно ч. 1 ст. 14.8 КоАП РФ нарушение права потребителей на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда.
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление общества о признании незаконным и отмене Постановления N 1660 от 19.06.2006, обоснованно исходил из следующего.
В соответствии с ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, которые установлены законом.
Из ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ следует, что постановление об административном правонарушении за нарушение законодательства Российской Федерации о защите прав потребителей не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.
Как видно из материалов дела, акт по результатам мероприятий по контролю от 09.06.2006, протокол об административном правонарушении N 1893 от 09.06.2006, Постановление по делу об административном правонарушении N 1660 от 19.06.2006 не содержат информацию о дате совершения ООО «ТА «Альянс-тур» административного правонарушения. Днем совершения административного правонарушения в данном случае является дата заключения договора.
Заключенные обществом договоры на покупку туристических путевок с потребителями С.В. Иваненко, Р.С. Шуваевой не содержат дату их подписания, в связи с чем суд первой инстанции принимал меры к установлению даты заключения названных договоров в ходе судебного разбирательства, однако по имеющимся в деле документам не смог устранить данный пробел. Выявленные нарушения носят существенный характер, поскольку не позволяют установить время совершения административного правонарушения, а, следовательно, соблюдение сроков давности привлечения к административной ответственности (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 05.04.2007 N А33-13790/06-Ф02-341/07 по делу N А33-13790/06).

ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РАБОТОДАТЕЛЕМ

Как показывает судебно-арбитражная практика, в последние несколько лет значительным образом увеличилось количество споров, касающихся привлечения работодателей за совершение административных правонарушений в сфере трудового права. Данное обстоятельство обусловливается тем, что органы административной юрисдикции и контроля усиливают надзор за соблюдением законодательства о трудовых правах граждан, кроме того, существенным образом увеличиваются санкции за совершение подобных деяний, что вынуждает работодателя оспаривать акты о наложении административных взысканий.
Необходимо отметить, что при анализе материалов судебных дел данной категории выявляется ряд достаточно сложных и противоречивых проблем, не имеющих однозначного решения, как в теории, так и правоприменительной практике.
Вместе с тем, как отмечается большинством ведущих специалистов в области трудового права, наличие юридической ответственности является важнейшей гарантией трудовых прав личности в условиях современной экономики . Однако единство подходов в порядке и основаниях привлечения к административной ответственности также обеспечивает законные интересы работодателей как субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности.

Характеристика административных правонарушений в сфере трудовых отношений

В действующем Кодексе РФ об административных правонарушениях сформирована целая система норм об ответственности за нарушения трудового законодательства.
Базовой следует признать ст. 5.27 КоАП РФ, которая сформулирована предельно общим образом: нарушение законодательства о труде и охране труда. Данная статья устанавливает фактически административную ответственность за любое нарушение названных норм законодательства должностными лицами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами.
Кроме общего административного правонарушения в сфере трудовых отношений, в КоАП РФ содержится также ряд специальных видов административных правонарушений, касающихся трудового права.
К таковым следует отнести:
— нарушения в сфере социального партнерства, общее количество которых — 8 (ст. ст. 5.28 — 5.34 и 5.40 КоАП РФ);
— нарушение прав инвалидов в области занятости и трудоустройства (ст. 5.42 КоАП РФ);
— сокрытие страхового случая (ст. 5.44 КоАП РФ);
— нарушение правил привлечения и использования рабочей силы (ст. ст. 18.10 — 18.17 КоАП РФ).
При этом следует указать на то обстоятельство, что по некоторым специальным составам административных правонарушений, в отличие от ст. 5.27 КоАП РФ, возможно привлечение к ответственности не только работодателя, но и работников. Например, по ст. 5.40 КоАП РФ к ответственности за принуждение к участию или отказу от участия в забастовке с применением насилия или угрозой применения насилия либо использования зависимого положения принуждаемого могут привлекаться не только должностные лица, но и работники, а также иные субъекты.
Общим объектом данных составов административных правонарушений являются общественные отношения, обеспечивающие стабильность трудовой деятельности, реализации права граждан на труд, соблюдения работодателями требований действующих нормативно-правовых актов о труде и охране труда.
Объективную сторону правонарушения составляет общественно опасное деяние, направленное на дестабилизацию отношений в сфере трудовой деятельности граждан.
Большинство правонарушений рассматриваемой группы могут совершаться как путем действия, так и путем бездействия виновного лица. Однако в некоторых случаях законодателем используются такие формулировки, которые предусматривают возможность совершения административного правонарушения только через незаконное бездействие.
В частности, таковыми являются: уклонение от участия в переговорах о заключении коллективного трудового договора или соглашения (ст. 5.28 КоАП РФ) и непредставление информации, необходимой для проведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного трудового договора, соглашения (ст. 5.29 КоАП РФ).
Субъективная сторона рассматриваемой категории правонарушений характеризуется наличием вины правонарушителя, которая может быть выражена путем умысла на совершение правонарушения, что в соответствии со ст. 2.2 КоАП РФ означает, что лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. Кроме того, не исключает привлечения к ответственности за совершение правонарушений по неосторожности, т.е. в связи с небрежностью или легкомыслием правонарушителя. Вместе с тем анализ судебной практики по данной категории дел показывает, что, как правило, правонарушения в сфере трудовых отношений совершаются умышленно и в достаточно редких случаях имеют место неосторожные действия правонарушителей, обусловленные, прежде всего, ошибками кадровых служб при оформлении трудовых отношений с работниками.
Субъектами правонарушения, как уже указывалось, могут выступать различные участники трудовых правоотношений. В их числе работодатели, как юридические лица и индивидуальные предприниматели, так и непосредственно должностные лица, выполняющие в организациях-работодателях административно-распорядительные и иные управленческие функции. Кроме того, возможна по некоторым статьям КоАП РФ административная ответственность работников за правонарушения в сфере трудовой деятельности.
Рассмотрим наиболее проблемные вопросы судебно-арбитражной практики, возникающие в процессе разбирательства по делам о привлечении к ответственности за нарушения в сфере трудовой деятельности, связанные с квалификацией административного правонарушения.
Так, в частности, достаточно проблемным следует признать вопрос установления виновности лица, привлекаемого к ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ, поскольку в значительном количестве случаев органы Государственной трудовой инспекции, составляющие протоколы об административных правонарушениях, оставляют без внимания необходимость определения наличия вины. В ходе рассмотрения в арбитражных судах заявлений об отмене постановлений о привлечении к ответственности судебные инстанции данный вопрос рассматривают достаточно подробным образом. Об этом может свидетельствовать следующее дело.
Конкурсный управляющий МУП ПТО «Городское хозяйство» С.А.Г. обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Государственной инспекции труда в Московской области от 04.10.2004 N 18-50-9-5-80/1.
Согласно материалам дела, 04.10.2004 госинспектором труда (по правовым вопросам) в Московской области вынесено Постановление о привлечении конкурсного управляющего МУП ПТО «Городское хозяйство» С.А.Г. к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ и назначении ему административного штрафа в сумме 500 руб.
Заявитель просил суд признать указанное Постановление незаконным и отменить, ссылаясь на отсутствие оснований для привлечения его к административной ответственности. Суд его требования удовлетворил, сославшись на следующие обстоятельства.
Пунктом 1 ст. 5.27 КоАП РФ предусмотрена ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда. Как усматривается из оспариваемого постановления, «С.А.Г. — конкурсным управляющим — исполняется определение Солнечногорского городского суда от 04.06.2004, на основании которого был восстановлен в должности юрисконсульта С.С.И. с 22.03.2004 и уволен с 04.06.2004 по п. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. На основании определения Солнечногорского суда С.С.И. было начислено пособие по сокращению, зарплата за дни вынужденного прогула.
В соответствии со ст. 140 Трудового кодекса РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения, что и было нарушено».
В соответствии со ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежат выяснению наличие события административного правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия, а также виновность лица в совершении административного правонарушения.
Статьей 1.5 Кодекса также предусмотрено, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
Принимая во внимание презумпцию невиновности, установленную указанной нормой, вина заявителя подлежала установлению при производстве по делу об административном правонарушении.
Однако в нарушение данных норм, а также ст. 26.1 КоАП РФ вина конкурсного управляющего МУП ПТО «Городское хозяйство» не была установлена административным органом, поскольку оспариваемое постановление не содержит указанных выводов, а также конкретных обстоятельств, подтверждающих наличие вины истца.
При рассмотрении дела в суде инспекцией в нарушение ст. 65 и п. 4 ст. 210 АПК РФ также не представлено доказательств, подтверждающих вину истца во вменяемом ему правонарушении.
Таким образом, в данном деле постановление о привлечении к административной ответственности за нарушение трудового законодательства было отменено исключительно в связи с тем, что не была доказана и фактически установлена виновность субъекта, привлекаемого к ответственности. При этом суд подчеркнул, что обязанность доказывать вину правонарушителя в ходе судебного разбирательства возложена на орган, составивший протокол об административном правонарушении (Решение Арбитражного суда Московской области от 24.04.2005 по делу N А41-К2-21002/04).

Достаточно большое количество затруднений вызывает и решение вопроса о том, образуют ли действия работодателя состав правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ, т.е. противоречат ли закону те или иные деяния, совершенные субъектом.
Интересным представляется следующее дело, рассмотренное арбитражным судом.
ОАО «НИИТавтопром» обратилось в суд с заявлением об отмене назначения ОАО «НИИТавтопром» административного наказания в виде штрафа в размере 40000 руб. на основании ч. 1 ст. 5.27 за нарушение законодательства о труде.
Из материалов дела усматривается, что ответчиком на основании обращения Симоновской межрайонной прокуратуры ЮАО г. Москвы, а также заявлений сотрудников заявителя были проведены внеплановые мероприятия по надзору и контролю за соблюдением ОАО «НИИТавтопром» трудового законодательства.
По результатам проведенной проверки ответчиком в отношении ОАО «НИИТавтопром» было вынесено предписание от 20.12.2005 N 918/26 , а также с участием представителя общества (заявителя) Д.О. 20.12.2005 составлен протокол об административном правонарушении N 918/31.
Одновременно по ходатайству указанного представителя ответчиком было принято оспариваемое постановление.
Как следует из содержания указанных документов, ответчиком установлены следующие нарушения:
— оплачиваемый отпуск не предоставляется работникам ежегодно в соответствии с утвержденным графиком отпусков в нарушение ст. 122 ТК РФ, график отпусков не соблюдается как работодателем, так и работниками в нарушение п. 2 ст. 123 ТК РФ, о времени начала отпуска работников не извещают не позднее чем за 2 недели до его начала в нарушение п. 3 ст. 123 ТК РФ;
— в нарушение п. 41 Постановления Правительства РФ от 16.04.2003 N 225 «О трудовых книжках» книга учета движения трудовых книжек не заверена подписью руководителя организации;
— в нарушение ст. 73 ТК РФ по инициативе работодателя были изданы приказы, распоряжения об изменении существенных условий труда в отношении работников.
Перечисленные нарушения послужили основанием для привлечения заявителя к административной ответственности на основании ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
В соответствии со ст. 123 ТК РФ очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков, утверждаемым работодателем с учетом мнения выборного профсоюзного органа данной организации не позднее чем за 2 недели до наступления календарного года. График отпусков обязателен как для работодателя, так и для работника. О времени начала отпуска работник должен быть извещен не позднее чем за 2 недели до его начала.
Как следует из материалов дела, график отпусков работодателем (заявителем) согласован с профсоюзным комитетом и утвержден 17.12.2004, в качестве запланированной и фактической дат отпусков указаны соответствующие месяцы отпусков работников и количество дней, но без конкретных дат (чисел), определяющих начало и конец отпуска каждого работника.
Фактически отпуска работникам предоставлялись по заявлениям последних и исходя из этих заявлений по желанию самих работников в соответствии с графиком, что подтверждается в том числе имеющимися в материалах дела заявлениями работников и приказами о предоставлении отпуска работникам.
Доказательств, подтверждающих тот факт, что кому-либо из работников не был предоставлен отпуск в соответствии с указанным графиком, не имеется.
В соответствии с п. 41 Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225 «О трудовых книжках», книга учета движения трудовых книжек должна быть заверена подписью руководителя. Согласно п. 45 названных Правил при нарушении установленного настоящими Правилами порядка ведения, учета, хранения и выдачи трудовых книжек установленную ответственность несут должностные лица.
В соответствии со ст. 73 ТК РФ по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда, допускается изменение определенных сторонами существенных условий трудового договора по инициативе работодателя при продолжении работником работы без изменения трудовой функции. О введении указанных изменений работник должен быть уведомлен работодателем в письменной форме не позднее чем за 2 месяца до их введения.
В связи с необходимостью совершенствования организационной структуры ОАО «НИИТавтопром» его генеральным директором было принято распоряжение от 07.11.2005 N 28, во исполнение которого сотрудники общества заблаговременно и в установленный срок были уведомлены об изменении существенных условий труда с 01.10.2005 и 11.01.2006, что подтверждается представленными заявителем актами от 11.11.2005 и уведомлениями.
В подтверждение структурных изменений в ОАО «НИИТавтопром» заявителем представлены приказы (копии приобщены к материалам дела), содержание которых в силу своего служебного и должностного положения не могло быть неизвестно лицам, получившим указанные уведомления об изменении существенных условий труда.
Издание работодателем приказов и распоряжений, указанных в п. 5 установочной части оспариваемого постановления, за что общество привлечено к административной ответственности, не свидетельствует о нарушении обществом ст. 73 ТК РФ, предусматривающей право работодателя по своей инициативе изменять существенные условия трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных условий труда.
Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2, на который ссылается ответчик, не может быть принят во внимание, так как касается представления соответствующих доказательств суду по делам о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми был прекращен по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, либо признания незаконным изменения существенных условий трудового договора при продолжении работником работы без изменения трудовой функции.
Вместе с тем незаконность такого изменения существенных условий труда в установленном порядке сотрудниками общества не оспаривалась и в судебном порядке не признавалась, предметом же настоящего судебного разбирательства являться не может (в том числе в силу неподведомственности).
В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 24.5 КоАП РФ отсутствие события, состава административного правонарушения является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.
При принятии решения суд первой инстанции исходил из того, что перечисленные в оспариваемом постановлении основания для привлечения заявителя к административной ответственности не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
Таким образом, на примере данного дела мы видим, что судебные инстанции, рассматривая законность действий органов трудовой инспекции о привлечении к административной ответственности, не ограничиваются лишь формальным рассмотрением вопроса о том, соблюдены ли работодателем все установленные требования трудового законодательства, но и выявляют значимость и последствия каждого допущенного нарушения (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 30.01.2006 по делу N А40-809/06-79-8).

Аналогичная позиция была высказана судом и по другому делу, рассмотренному в связи с оспариванием постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ. Здесь суд также учел все обстоятельства выявленного правонарушения и признал, что отсутствуют основания для наложения штрафа на работодателя.
Как следует из материалов дела, на основании распоряжения от 10.01.2006 N 7-3179/5 Рострудинспекцией проводилась проверка соблюдения ООО «Столичный аудиторъ» трудового законодательства РФ в период с 10.01.2006 по 27.01.2006.
При проведении проверки выявлено, что в нарушение требований ст. 87 ТК РФ в организации не установлен порядок хранения и использования персональных данных работников, кроме того, в нарушение ст. 66 ТК РФ и п. 12 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225, заявителем не ознакомлена под расписку с каждой внесенной в трудовую книжку записью в ее личной карточке работник организации Н.
27.01.2006 в присутствии законных представителей заявителя Х., Я. в отношении Общества составлен протокол об административном правонарушении N 741/6, согласно которому обществу вменялось совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, выразившегося в нарушении требований ст. 87 ТК РФ.
30.01.2006 Рострудинспекцией вынесено оспариваемое Постановление N 741/6, которым общество признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, и на общество наложен штраф в размере 35000 руб.
Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении заявления общества об отмене постановления о наложении штрафа за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ. Отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, суд первой инстанции исходил из того, что обществом не установлен порядок хранения и использования персональных данных работников; в личной карточке работника формы Т-2 Н. отсутствовала личная подпись владельца трудовой книжки в разделе «Прием на работу и переводы на другую работу».
При этом суд указал на то, что внесение подписи в личной карточке работника формы Т-2 после выявления административного правонарушения не исключает вину заявителя.
Кроме того, суд признал не соответствующим действительности и противоречащим иным доказательствам, имеющимся в материалах дела, довод заявителя о том, что локальный нормативный акт, устанавливающий порядок хранения и использования персональных данных работников, не запрашивался.
Однако решение арбитражного суда первой инстанции было отменено Девятым апелляционным арбитражным судом, который сделал следующие выводы. Как следует из запросов Рострудинспекции от 12.01.2006 N 84 и от 20.01.2006, у общества запрашивались сведения обо всех действующих в организации локальных нормативных актах, касающихся трудовых отношений и трудовых функций работников (с приложением данных актов).
Положение о Порядке хранения и использования персональных данных работников ООО «Столичный аудиторъ» от 03.10.2005 является локальным нормативным актом, регламентирующим действия работодателя по хранению, обработке и передаче персональных данных работников общества.
Как следует из ст. 87 ТК РФ, порядок хранения и использования персональных данных работников в организации устанавливается работодателем. То есть работодатель должен создать технические условия охраны персональных данных работников от их неправомерного использования (особый режим доступа в помещение, где хранится соответствующая информация, оборудование мест ее хранения, исключающее несанкционированный доступ к информации, и т.п.).
Таким образом, данные требования устанавливают обязанности работодателя по хранению персональных данных работника от неправомерного использования третьими лицами и не регламентируют трудовые отношения и трудовые функции работников организации.
Кроме того, в соответствии со ст. 90 ТК РФ лица, виновные в нарушении норм, регулирующих получение, обработку и защиту персональных данных работника (в том числе и ст. 87 ТК РФ), несут дисциплинарную, административную, гражданско-правовую или уголовную ответственность в соответствии с федеральными законами. Применительно к рассматриваемому делу к административной ответственности общество может быть привлечено за неправомерный отказ в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов, материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, либо несвоевременное предоставление таких документов и материалов, непредоставление иной информации в случаях, предусмотренных законом, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации (ст. 5.39 КоАП РФ); нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных) (ст. 13.11 КоАП РФ); нарушение правил защиты информации (ст. 13.12 КоАП РФ); разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом, лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей (ст. 13.14 КоАП РФ).
Исходя из изложенного, следует констатировать, что Рострудинспекцией в запросах от 12.01.2006 и от 20.01.2006 сведения, регламентирующие действия работодателя по хранению, обработке и передаче персональных данных работников общества, не запрашивались.
В отношении невыполнения обществом требований, установленных ст. 66 ТК РФ и п. 12 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 N 225, необходимо отметить, что на каждом листе личной карточки работника, кроме раздела III, имеется подпись Н.
Учитывая, что личная карточка работника оформляется при приеме работника, то отсутствие подписи Н. в разделе III с единственной записью о приеме на работу, при наличии двух подписей Н. в личной карточке, не может свидетельствовать о нарушении обществом по существу требований ст. 66 ТК РФ и п. 12 Правил ведения и хранения трудовых книжек.
Исходя из данных обстоятельств, апелляционный суд жалобу общества удовлетворил и отменил решение суда первой инстанции (Постановление Девятого апелляционного арбитражного суда от 07.06.2006 N 09АП-4259/2006-АК).

Вместе с тем не может быть отменено правильное по своей сути постановление о привлечении к административной ответственности лишь по каким-либо формальным признакам, что подтверждается материалами ряда судебных дел.
Так, в частности, общество с ограниченной ответственностью «Лойдэн» обратилось в арбитражный суд с заявлением (жалобой) о признании незаконным и отмене Постановления о назначении административного наказания, вынесенного Государственной инспекцией труда в Московской области от 5 сентября 2005 г. N 112-5-103-19, которым заявитель был привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
В соответствии с текстом заявления, поданного в арбитражный суд, следует, что 2 сентября 2005 г. комиссией в составе помощника серпуховского городского прокурора С. и государственного инспектора труда (правовой) М. проведена проверка исполнения трудового законодательства в ООО «Лойдэн». В ходе проверки были выявлены следующие нарушения:
— заработная плата выплачивается сотрудникам 1 раз в месяц, с 5-го по 10-е число месяца;
— при выдаче заработной платы расчетные листки работникам не выдаются, поскольку форма листка не разработана;
— график отпусков на 2005 г. утвержден 31.12.2004, т.е. с нарушением срока (не позднее чем за две недели до наступления календарного года);
— при заключении трудовых договоров не указана причина, послужившая основанием для заключения срочного трудового договора, например, не указаны причины в срочных трудовых договорах, заключенных с работниками Б., Б.Е.;
— уволенным работникам в день увольнения не выплачены денежные суммы, причитающиеся им от предприятия. Так, С.Е., уволенной с 19.08.2005, К., уволенной с 05.08.2005, Ф., уволенной с 18.07.2005, на день проверки денежные средства не выплачены;
— работникам, находящимся в отпуске, на день проверки оплата отпусков не произведена: В.Т. (отпуск с 22.08.2005), И. (отпуск с 12.08.2005), С.Е.Ю. (отпуск с 08.08.2005), К.Е. (отпуск с 01.08.2005), М.И. (отпуск с 01.08.2005), Ц. (отпуск с 01.07.2005);
— в трудовой книжке работника Г., переведенной приказом N 3 от 11.01.2005 с должности начальника акцизного склада на должность бухгалтера-операциониста, отсутствует запись о переводе;
— правила внутреннего трудового распорядка не согласованы с представительным органом работников.
Результаты проверки отражены в акте от 02.09.2005. Руководитель заявителя — генеральный директор Е. при проведении проверки присутствовал, подписал акт без замечаний. 5 сентября 2005 г. серпуховской городской прокурор в присутствии законного представителя ООО «Лойдэн» рассмотрел результаты проверки и вынес постановление о возбуждении дела об административном правонарушении. В постановлении законный представитель пояснил, что денежные средства не выплачивались вовремя в связи с финансовой ситуацией, временно сложившейся на предприятии.
05.09.2005 постановление направлено для рассмотрения и принятия решения в инспекцию труда (л.д. 29, 31).
Материал, направленный прокурором, получен инспекцией труда 06.09.2005.
16 сентября 2005 г. государственным инспектором труда М. в присутствии законного представителя ООО «Лойдэн» рассмотрено дело об административном правонарушении, по результатам рассмотрения вынесено Постановление от 5 сентября 2005 г., которым ООО «Лойдэн» признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в сумме 30000 руб.
Представитель заявителя У. пояснил, что с названным Постановлением не согласен и просит его отменить, полагая, что дело об административном правонарушении рассмотрено 05.09.2005 в отсутствие законного представителя и его надлежащего извещения, определения о назначении даты и времени рассмотрения дела не выносилось, ООО «Лойдэн» было лишено возможности участвовать в рассмотрении дела, давать объяснения и представлять доказательства.
Заинтересованное лицо против доводов заявителя возражало, пояснив, что рассмотрение дела было назначено на 15 часов 16.09.2005, о чем по телефону был извещен генеральный директор Е., который и явился в назначенное время и в присутствии которого было вынесено постановление. В дате постановления, вынесенного 16.09.2005, допущена описка, вместо 16.09.2005 постановление ошибочно датировано 05.09.2005. Также заинтересованное лицо пояснило, что дело не могло быть рассмотрено 05.09.2005, поскольку материал из прокуратуры фактически поступил только 06.09.2005.
Суд первой инстанции указал, что оспариваемое постановление отмене не подлежит по следующим причинам.
Часть 1 ст. 5.27 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда и предусматривает наказание для юридических лиц в виде штрафа в размере от трехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.
В соответствии со ст. 136 Трудового кодекса РФ при выплате заработной платы работодатель обязан в письменной форме извещать каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размерах и основаниях произведенных удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате.
Форма расчетного листка утверждается работодателем с учетом мнения представительного органа работников.
Заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца, в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка организации, коллективным договором, трудовым договором.
Оплата отпуска производится не позднее чем за три дня до его начала.
В нарушение положений названной статьи заработная плата работникам ООО «Лойдэн» выплачивалась один раз в месяц, с 5-го по 10-е число месяца, утвержденная форма расчетного листка отсутствует, отпуска сотрудникам, поименованным в акте, не были оплачены за три дня до их начала.
Согласно ст. 140 Трудового кодекса РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.
Однако в нарушение требований ст. 140 ТК РФ расчет с работниками, уволенными в июле и августе (С.Е., К., Ф.), по состоянию на 2 сентября 2005 г. произведен не был.
Факты, установленные проверкой и отраженные в акте от 2 сентября 2005 г., законным представителем заявителя при вынесении прокурором постановления о возбуждении дела об административном правонарушении не оспаривались, факт невыплаты причитающихся работникам денежных средств признан генеральным директором в объяснениях.
Вина юридического лица в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, является установленной.
Для проверки доводов отзыва о том, что оспариваемое постановление было вынесено 16 сентября 2005 г. и ошибочно датировано 5 сентября 2005 г., арбитражный суд в соответствии с положениями ч. 3 ст. 210 АПК РФ признал обязательной явку законного представителя ООО «Лойдэн» генерального директора Е.
В судебном заседании Е. пояснил, что был вызван для рассмотрения дела об административном правонарушении инспектором труда М. по телефону на 16 сентября 2005 г. к 15 часам примерно за три дня до назначенной даты. Также Е. пояснил, что явился 16 сентября 2005 г. к 15 часам в инспекцию труда к М., давать каких-либо объяснений и представлять доказательств не собирался, никаких ходатайств не заявлял, получил копию постановления под расписку.
При изложенных обстоятельствах арбитражный суд счел, что доводы отзыва об описке в дате постановления являются правомерными, добытыми по делу доказательствами, к числу которых относятся объяснения законного представителя ООО «Лойдэн», подтверждается, что фактически рассмотрение дела об административном правонарушении состоялось 16 сентября 2005 г. в присутствии извещенного надлежащим образом законного представителя лица, привлекаемого к административной ответственности.
Описка в дате вынесенного 16 сентября 2005 г. постановления является ошибкой технического характера и не свидетельствует о существенном характере нарушения прав ООО «Лойдэн».
Невынесение инспектором труда определения о назначении времени и места рассмотрения дела не повлекло неблагоприятных последствий, не нарушило прав лица, привлекаемого к административной ответственности.
Ссылка представителя заявителя У. на то, что оспариваемое постановление недостаточно мотивированно, несостоятельна, поскольку событие правонарушения отражено в постановлении полно и правильно. Доказательств несоответствия фактическим обстоятельствам фактов, изложенных в постановлении, заявителем не представлено.
Арбитражный суд считает, что дело об административном правонарушении рассмотрено всесторонне, полно и объективно. Наказание назначено в пределах минимальной санкции, установленной ч. 1 ст. 5.27 КоАП, в связи с чем оснований для рассмотрения вопроса о его снижении у суда не имелось (Решение Арбитражного суда Московской области от 16.03.2006 по делу N А41-К2-22606/05).

Исходя из вышеприведенных примеров судебных дел, следует подчеркнуть, что в настоящее время состав рассматриваемого правонарушения сформулирован предельно общим образом. Данное обстоятельство порождает различия в подходах при квалификации административных правонарушений в сфере трудовых отношений, что обусловливает необходимость принятия официальных разъяснений Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда РФ по вопросам применения законодательства об административной ответственности за нарушения трудового законодательства.

Срок привлечения к ответственности за нарушение законодательства о труде

Достаточно много вопросов в судебно-арбитражной практике вызывает проблема применения сроков привлечения к ответственности за нарушения законодательства о труде. Нередко судебные акты различного уровня отменяются именно в связи с неправильным применением судами норм о сроках привлечения к ответственности.
В соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть вынесено не позднее двух месяцев с момента его совершения субъектом, привлекаемым к административной ответственности, за исключением случаев, прямо предусмотренных Кодексом. В отношении отдельных видов административных правонарушений установлены специальные (более длительные) сроки давности привлечения к административной ответственности за их совершение. Однако для правонарушений в сфере трудовой деятельности действует общий срок привлечения к ответственности.
Определенные трудности в судебной практике вызывает проблема сроков привлечения к ответственности за длящиеся административные правонарушения, которые в соответствии с п. 2 ст. 4.5 КоАП РФ начинают исчислять с момента их обнаружения.
Так, в частности, Государственная инспекция по труду по Владимирской области привлекла государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет» к ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ за нарушение Трудового кодекса РФ, выразившееся в том, что заработная плата профессорско-преподавательскому составу за проведение занятий со студентами контрактной (внебюджетной) формы обучения была выплачена с опозданием на 1 месяц (за сентябрь 2006 г. — 5 ноября 2006 г.), хотя правилами внутреннего распорядка была предусмотрена выплата заработной платы сотрудникам университета два раза в месяц.
После погашения задолженности работникам университета по оплате заработной платы вуз в нарушение ст. 236 Трудового кодекса РФ не выплатил работникам денежную компенсацию в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации.
За неисполнение в добровольном порядке требований о материальной ответственности работодателя за несвоевременную выплату заработной платы трудовая инспекция наложила на образовательное учреждение штраф в размере 30000 руб.
Не согласившись с данным Постановлением, университет обратился в Ленинский районный суд г. Владимира с жалобой, которой требовал данное постановление отменить.
При этом требования заявителя были основаны на том, что учреждение было привлечено к ответственности с нарушением ст. 4.5 КоАП РФ в части наложения взыскания за нарушение, в отношении которого истек срок давности. Постановление было издано 26 июня 2007 г. после проверки, проведенной прокуратурой г. Владимира по жалобе граждан, т.е. спустя более чем 8 месяцев с момента, когда наступила обязанность выплатить работникам компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы.
Суд первой инстанции в удовлетворении жалобы отказал, посчитав, что имеет место длящееся административное правонарушение в действиях университета, поскольку в течение определенного периода времени университет не исполнял обязанность перед работниками по выплате им компенсации за задержку заработной платы.
Однако Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда данное решение отменила, указав на то, что невыплата компенсации за задержку заработной платы является единократным правонарушением и не может быть рассмотрена как длящееся правонарушение. Следовательно, Постановление трудовой инспекции подлежит отмене, так как истекли сроки давности привлечения к административной ответственности, установленные ст. 4.5 КоАП РФ (Дело N 12/562-07 по жалобе ГОУ ВПО «Владимирский государственный университет» в Ленинский районный суд г. Владимира на постановление Государственной трудовой инспекции по Владимирской области).

Аналогичная правовая позиция высказана и в арбитражной практике, где непосредственно нарушения сроков выплаты заработной платы не могут быть рассмотрены как длящиеся правонарушения.
Закрытое акционерное общество «Архангельский завод технических спиртов» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Государственной инспекции труда в Архангельской области (далее — инспекция) от 06.03.2006 N 03-10-75-7 о привлечении его к административной ответственности в виде взыскания 30000 руб. штрафа на основании ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).
Решением суда от 07.04.2006, оставленным без изменения, постановлением апелляционной инстанции от 17.05.2006 заявление удовлетворено.
В кассационной жалобе инспекция просит отменить судебные акты и прекратить производство по делу. По мнению подателя жалобы, невыплата обществом заработной платы работникам является длящимся правонарушением, в связи с чем ссылка суда на истечение предусмотренного ст. 4.5 КоАП РФ срока давности привлечения к административной ответственности неправомерна.
Кассационная инстанция посчитала жалобу инспекции не подлежащей удовлетворению и указала на следующие обстоятельства.
Как следует из материалов дела, общество несвоевременно выплатило работникам заработную плату за октябрь 2005 г. и на момент проверки имелась задолженность по заработной плате за ноябрь 2005 г., в связи с чем постановлением прокурора Соломбальского района г. Архангельска от 30.01.2006 в отношении предприятия возбуждено дело об административном правонарушении на основании ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
Постановлением инспекции от 06.03.2006 N 03-10-75-7 общество признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, и привлечено к ответственности в виде взыскания 30000 руб. административного штрафа.
Предприятие обжаловало названное Постановление в судебном порядке.
Суды первой и апелляционной инстанций, ссылаясь на истечение срока давности привлечения общества к административной ответственности, признали Постановление инспекции от 06.03.2006 незаконным.
Часть 1 ст. 5.27 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение законодательства о труде и охране труда.
В данном случае суды установили, что Общество не позднее последнего дня каждого месяца обязано выплачивать работникам заработную плату за предыдущий месяц. Однако заявитель нарушил это условие, предусмотренное Правилами внутреннего трудового распорядка, т.е. совершил правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
При рассмотрении дела суды сделали вывод о том, что Постановление от 06.03.2006 принято за пределами установленного ст. 4.5 КоАП РФ срока.
Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.
Срок давности привлечения к административной ответственности за административное правонарушение, связанное с невыполнением обязанности, предусмотренной нормативным правовым актом, к определенному сроку, начинает исчисляться с момента наступления указанного срока.
В данном случае из положений Правил внутреннего трудового распорядка следовало, что заработная плата за октябрь и ноябрь 2005 г. должна быть выплачена предприятием работникам не позднее 30.11.2005 и 31.12.2005 соответственно. С этого момента исчисляется двухмесячный срок, установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ.
Постановление инспекции о привлечении общества к административной ответственности вынесено 06.03.2006, т.е. за пределами срока давности привлечения к административной ответственности.
Невыполнение лицом предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением, в связи с чем ссылка подателя жалобы на длящийся характер административного правонарушения необоснованна.
С учетом изложенного кассационная инстанция сделала вывод о том, что решение от 07.04.2006 и Постановление апелляционной инстанции от 17.05.2006 являются законными и обоснованными и отмене не подлежат (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.09.2006 N А05-4383/2006-20).

Вместе с тем прямо противоположная точка зрения высказана по аналогичному делу другим судебным органом.
А именно муниципальное учреждение «Зеленое хозяйство» (далее — МУ «Зеленое хозяйство») г. Тамбова обратилось в Ленинский районный суд г. Тамбова с жалобой на Постановление Государственной инспекции труда в Тамбовской области от 17.04.2006 N 4-2/44.
Решением Арбитражного суда Тамбовской области от 27.06.2006 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не соглашаясь с принятым по делу решением, МУ «Зеленое хозяйство» обратилось в Федеральный арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой ссылается на неправильное применение норм материального права и неприменение закона, подлежащего применению, а именно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Как следует из материалов дела, 04.04.2006 Государственной инспекцией труда в Тамбовской области проведена проверка соблюдения трудового законодательства МУ «Зеленое хозяйство».
В ходе проверки установлено, что учреждением допущены нарушения ч. 6 ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации, выразившиеся в несвоевременной выплате заработной платы 195 работникам учреждения, а также нарушения ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации, выразившиеся в нарушении сроков выплаты окончательного расчета при увольнении работников.
Указанные нарушения трудового законодательства подтверждены доказательствами, представленными административным органом в материалы дела.
04.04.2006 составлен протокол N 4-2/39 об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
По результатам рассмотрения материалов проверки Государственной инспекцией труда в Тамбовской области вынесено Постановление от 17.04.2006 N 4-2/44 о признании МУ «Зеленое хозяйство» виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и назначении ему наказания в виде административного штрафа в размере 300 МРОТ.
Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что финансовые средства хозяйства образуются не только за счет средств, полученных из местного бюджета и от предпринимательской деятельности, но также от средств кредитных учреждений и иных поступлений от осуществления деятельности, предусмотренной п. 2 устава МУ «Зеленое хозяйство».
В соответствии с ч. 6 ст. 136 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.
Как усматривается из ведомостей начисления и платежных ведомостей за 2006 г., задолженность по заработной плате работникам МУ «Зеленое хозяйство» составляла 860000 руб. за февраль 2006 г. На момент возбуждения административного производства данная заработная плата не выплачена.
Довод заявителя кассационной жалобы о том, что МУ «Зеленое хозяйство» приняло все необходимые меры по выплате работникам заработной платы, является необоснованным.
Согласно ч. 2 ст. 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
В соответствии с п. 2.3 устава МУ «Зеленое хозяйство» для достижения цели создания учреждения оно может осуществлять предпринимательскую деятельность в соответствии с п. 2 ст. 24 Закона «О некоммерческих организациях» в форме оказания услуг и выполнения работ, отнесенных настоящим уставом к целям деятельности учреждения.
Тот факт, что заработная плата за февраль 2006 г. была перечислена на бюджетный счет МУ «Зеленое хозяйство» только в апреле 2006 г., не может свидетельствовать о том, что заявителем приняты все меры по выплате работникам зарплаты, в связи с тем что учреждение имеет возможность получать доходы также от осуществления коммерческой деятельности.
В силу ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.
Согласно платежной ведомости N 49 от 13.03.2006 Черемисина Г.А., уволенная из МУ «Зеленое хозяйство» 30.01.2006 приказом N 7-к от 25.01.2006, получила окончательный расчет при увольнении лишь 13.03.2006, т.е. с нарушением сроков, установленных трудовым законодательством.
В соответствии с ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение законодательства о труде и об охране труда влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от трехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.
Ссылка заявителя кассационной жалобы на пропуск срока давности привлечения к административной ответственности является необоснованной.
Согласно ч. 1 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.
В п. 2 ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях указано, что при длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные ч. 1 настоящей статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.
Так как выявленное правонарушение выражалось в бездействии (невыплата окончательного расчета работнику Черемисиной Г.А. при увольнении в срок, предусмотренный трудовым законодательством Российской Федерации), данное административное правонарушение относится к длящимся.
Срок давности привлечения к административной ответственности в данном случае начинает исчисляться с момента обнаружения правонарушения, т.е. с 04.04.2006. С момента фактической выплаты Черемисиной Г.А. указанных денежных средств (13.03.2006) до дня принятия оспариваемого Постановления предусмотренный ст. 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях срок давности также не истек (Постановление ФАС Центрального округа от 11.10.2006 по делу N А64-2481/06-1).

Исходя из этого, мы видим, что в одном случае суд признал несвоевременную выплату заработной платы длящимся правонарушением, а в другом не счел его таковым, что, естественно, нарушает единообразие судебно-арбитражной практики.
Следует подчеркнуть, что для судов общей юрисдикции Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 24.03.2005 N 5 разъяснил следующее: «…судьям необходимо исходить из того, что длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением. При этом необходимо иметь в виду, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.
Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока»(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 5. С. 8).

Таким образом, ключевым в решении вопроса о том, является административное правонарушение длящимся или нет, является наличие в норме права конкретно определенного срока, в течение которого ответственное лицо должно было совершить какие-либо действия.
Другим примером может служить дело, где к категории длящихся правонарушений было отнесено нарушение установленных правил ведения трудовых книжек.
ОАО «Центротрансстрой» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании и отмене Постановления Государственной инспекции труда по г. Москве от 22.05.2006 N 918/13 о привлечении заявителя к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 (далее — КоАП РФ).
Из материалов дела следует, что в период с 26.04.2006 по 11.05.2006 при проведении проверки ОАО «Центротрансстрой» по соблюдению трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, были выявлены нарушения трудового законодательства.
По результатам проверки был составлен протокол об административном правонарушении от 11.05.2006 N 918/13 в присутствии представителя заявителя Р., исполняющего обязанности генерального директора ОАО «Центротрансстрой» на основании приказа от 05.05.2006 N 15, в котором отражены нарушения трудового законодательства.
22.05.2006 Государственной инспекцией труда г. Москвы, в присутствии указанного должностного лица общества, вынесено оспариваемое Постановление N 918/13, которым ОАО «Центротрансстрой» привлечено к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП Российской Федерации и назначено наказание в виде административного штрафа в размере 40000 руб.
Как установлено судом и следует из материалов дела, были установлены и доказаны следующие нарушения: в нарушение п. 41 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовых книжек и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2003 N 225 «О трудовых книжках», книга учета движения трудовых книжек не пронумерована, не прошнурована, не заверена подписью руководителя организации и не скреплена сургучной печатью или опломбирована, в нарушение ст. 87, п. 3 ст. 68 ТК РФ.
Как следует из материалов дела и установлено судом, в действиях заявителя установлено и подтверждено наличие нарушений требований п. 41 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовых книжек и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2003 N 225 «О трудовых книжках», ст. 81 ТК РФ, п. 3 ст. 68 ТК РФ.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 18 июля 2006 г., оставленным без изменения Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано. Их выводы подтвердил и суд кассационной инстанции, который в своем Постановлении указал: «Суды сделали обоснованный вывод о доказанности административным органом наличия в действиях заявителя вмененного состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
Кроме того, суды правильно установили, что административным органом была соблюдена процедура привлечения общества к административной ответственности.
Что же касается довода кассационной жалобы о пропуске ответчиком срока привлечения к административной ответственности, предусмотренного ст. 4.5 КоАП РФ, то он признается несостоятельным, поскольку данное административное правонарушение относится к длящимся правонарушениям.
В соответствии с ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ при длящемся административном правонарушении сроки привлечения к административной ответственности начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения, что имело место 11.06.2006.
При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленных требований».
Таким образом, судебные акты были оставлены без изменений, а работодателям следует сделать вывод о том, что нарушение установленных правил ведения трудовых книжек, а следовательно, и иных видов документации на предприятии может быть отнесено к длящимся правонарушениям, что дает возможность уполномоченным органам привлекать их к ответственности в течение двух месяцев с момента обнаружения данных нарушений (Постановление ФАС Московского округа от 13.12.2006 N А40-43990/06-121-230).

Подведомственность споров об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности за нарушение трудового законодательства

Ряд проблем в правоприменительной деятельности вызывают вопросы подведомственности дел об оспаривании постановлений о наложении административных наказаний на юридических лиц за нарушения законодательства о труде и охране труда.
Здесь также можно привести примеры из судебно-арбитражной практики, отличающиеся по трактовке одних и тех же норм законодательства.
Предприниматель Пронькин В.А. обратился в Арбитражный суд Рязанской области с заявлением о признании незаконным и отмене Постановления Государственной инспекции труда в Рязанской области от 25.11.2002 N 03-04-20/10-02 о привлечении его к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Определением суда первой инстанции от 27.12.2002 производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью спора.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 13.02.2003 определение оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Центрального округа Постановлением от 15.04.2003 названные судебные акты оставил без изменения.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел данное дело в порядке надзора и указал следующее.
Государственной инспекцией труда в Рязанской области проведена проверка выполнения требований трудового законодательства предпринимателем Пронькиным В.А. и выявлено несоблюдение им срока расчета при увольнении двух работников, в связи с чем составлен протокол от 19.11.2002 N 03-04-20/10-02 о нарушении законодательства о труде и принято Постановление от 25.11.2002 о привлечении предпринимателя к административной ответственности в виде взыскания штрафа в размере 4500 руб. на основании ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Согласно ч. 1 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности.
В силу п. 3 ст. 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.
В соответствии с ч. 3 ст. 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.
Как следует из совокупности приведенных норм, арбитражному суду подведомственны жалобы на те постановления по делам об административных правонарушениях, которые допущены организациями и предпринимателями в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности.
Часть 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях устанавливает административную ответственность за нарушение законодательства о труде и охране труда. Субъектом ответственности выступает должностное лицо, допустившее правонарушение в сфере трудовых отношений, возникающих между работником и работодателем на основании трудового договора, заключение и исполнение которого не являются для его сторон предпринимательской или иной экономической деятельностью, а относятся к вопросам ее внутренней организации.
Выступая работодателем, предприниматель Пронькин В.А. выполнял в отношении нанятых им работников функции и обязанности, присущие должностному лицу и предусмотренные трудовым законодательством, следовательно, он привлечен к административной ответственности не в качестве субъекта предпринимательской деятельности и не в связи с ее осуществлением, а как участник трудовых правоотношений, допустивший нарушение законодательства о труде.
В связи с изложенным все судебные акты, состоявшиеся по данному делу, были оставлены без изменения (Постановление Президиума ВАС РФ от 04.11.2003 N 8908/03).

Казалось бы, данное Постановление Президиума ВАС РФ полностью решает вопросы подведомственности, указывая на то, что жалобы юридических лиц на постановления о привлечении к ответственности по ст. 5.27 подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции и не могут приниматься арбитражными судами к рассмотрению.
Вместе с тем в некоторых случаях арбитражные суды рассматривают данные дела и выносят по ним решения.
Так, в частности, индивидуальный предприниматель, осуществляющий свою деятельность без образования юридического лица, Лебедева Галина Александровна (далее — предприниматель Лебедева Г.А.) обратилась в Арбитражный суд Омской области с заявлением к Государственной инспекции труда в Омской области (далее — инспекция труда) о признании незаконным и отмене Постановления N от 04.04.2007 24/8 о назначении административного наказания в виде штрафа в размере 4000 руб. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).
Определением от 04.05.2007 Арбитражного суда Омской области производство по делу прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
В кассационной жалобе предприниматель Лебедева Г.А., ссылаясь на неправильное применение судом норм процессуального права, просит определение от 04.05.2007 отменить и направить дело в Арбитражный суд Омской области для рассмотрения по существу.
В отзыве на кассационную жалобу инспекция труда не соглашается с доводами кассационной жалобы предпринимателя, считает их несостоятельными, а определение арбитражного суда о прекращении производства по делу — законным и обоснованным. Просит вынесенный по делу судебный акт оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
Считает, что данный спор подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, поскольку предприниматель Лебедева Г.А. привлечена к административной ответственности за нарушение норм трудового законодательства, не касающихся ее экономической деятельности.
Арбитражный суд кассационной инстанции, в соответствии со ст. ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса РФ, проверив правильность применения судом при вынесении судебных актов норм материального и процессуального права, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзыве на нее, считает, что определение о прекращении производства по делу подлежит отмене.
Как следует из материалов дела, 04.04.2007 государственным инспектором труда Т.Ф. Люшкиной в отношении предпринимателя Лебедевой Г.А. составлен протокол N 24/6 об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, в котором зафиксировано, что в нарушение ст. 67 Трудового кодекса РФ предпринимателем не были заключены трудовые договоры с работниками в письменном виде.
По результатам рассмотрения материалов дела об административном правонарушении государственным инспектором труда Т.Ф. Люшкиной вынесено Постановление от 04.04.2007 N 24/8, согласно которому предприниматель Лебедева Г.А. признана виновной в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 4000 руб.
Не согласившись с указанным Постановлением, предприниматель Лебедева Г.А. обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным и отмене.
Прекращая производство по делу, арбитражный суд исходил из того, что данный спор возник из трудовых правоотношений и подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции, поскольку основанием для привлечения предпринимателя к ответственности послужило нарушение ею норм трудового законодательства.
Часть 1 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусмотрено, что арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности.
В силу ч. 3 ст. 29 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.
В соответствии с ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.
Согласно ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ нарушение законодательства о труде и об охране труда влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от трехсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.
Таким образом, индивидуальный предприниматель является субъектом ответственности за нарушение законодательства о труде и охране труда, предусмотренной ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ.
Анализ вышеназванных норм права позволяет сделать вывод, что спор между индивидуальным предпринимателем, привлеченным к административной ответственности, и административным органом подведомствен арбитражным судам и рассматривается в порядке главы 25 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
Учитывая, что Лебедева Г.А. привлечена к административной ответственности как индивидуальный предприниматель, вывод суда первой инстанции о неподведомственности данного спора арбитражному суду является ошибочным. Правовых оснований для прекращения производства по настоящему делу не имелось.
В связи с этим определение суда первой инстанции было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.07.2007 N А46-3223/2007).

Таким образом, мы видим противоречия в решении вопроса о том, подведомственны ли арбитражным судам дела об оспаривании актов о привлечении к административной ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ. Хотя следует отметить, что по большинству споров по заявлениям индивидуальных предпринимателей и юридических лиц такие дела в арбитражных судах прекращаются и в дальнейшем заинтересованные лица обращаются в суды общей юрисдикции.
Необходимо отметить, что дела об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности арбитражного управляющего предприятием, признанным банкротом, подведомственны арбитражному суду, поскольку его действия, послужившие основанием для привлечения к административной ответственности, связаны с исполнением им полномочий арбитражного управляющего и регулируются Законом о банкротстве.
Данная правовая позиция подтверждается Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, что выражено в Постановлении от 27.09.2005, в котором указано следующее.
Конкурсный управляющий федеральным государственным унитарным предприятием «Кузбассуглеразведка» Фомин И.В. обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением об отмене Постановления Государственной инспекции труда в Кемеровской области (далее — инспекция труда) от 09.01.2004 N 52 о привлечении его на основании ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к административной ответственности за совершение административного правонарушения.
Поводом для обращения конкурсного управляющего в арбитражный суд с таким заявлением послужили нижеприведенные обстоятельства.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 01.07.2003 по другому делу (N А27-9032/2002-4) федеральное государственное унитарное предприятие «Кузбассуглеразведка» (далее — предприятие) признано несостоятельным; в отношении его введено конкурсное производство; конкурсным управляющим утвержден гражданин Фомин И.В., зарегистрированный Московской регистрационной палатой 22.06.1998 в качестве индивидуального предпринимателя, осуществляющего свою деятельность без образования юридического лица.
В соответствии с коллективным заявлением работников предприятия от 03.11.2003 о невыплате им заработной платы и несвоевременном расчете с работниками, прекратившими с предприятием трудовые отношения, инспекцией труда проведена проверка указанных в заявлении фактов. По результатам проверки был сделан вывод о возникших после утверждения Фомина И.В. конкурсным управляющим нарушениях трудового законодательства, в частности ряда статей Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Постановлением инспекции труда от 09.01.2004 N 52 Фомин И.В. привлечен к административной ответственности в виде уплаты штрафа в размере 3000 руб. за совершение предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ административного правонарушения, выразившегося в несвоевременной выплате заработной платы работникам предприятия.
Гражданин Фомин И.В. обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене упомянутого Постановления инспекции труда, ссылаясь на то, что несвоевременная выплата заработной платы не является нарушением законодательства о труде, так как он действовал в пределах полномочий, определенных законодательством о банкротстве.
Определением суда первой инстанции от 18.02.2004 производство по делу прекращено из-за неподведомственности его арбитражному суду. Суд счел, что Фомин И.В. привлечен к административной ответственности как должностное лицо — работодатель, осуществляющий функции руководителя с нарушением трудового законодательства, выразившимся в невыплате в установленные сроки заработной платы работникам.
Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа Постановлением от 15.06.2004 названное определение отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции по таким основаниям: Фомин И.В. привлечен к административной ответственности не как физическое лицо, а как предприниматель, поэтому данное дело подведомственно арбитражному суду.
В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции от 24.05.2005 инспекция труда просит отменить названный судебный акт и прекратить производство по делу, так как спор, возникший из трудовых отношений, не относится к подведомственности арбитражного суда, а также ссылается на нарушение судом единообразия в толковании и применении норм права.
Проверив обоснованность доводов, содержащихся в заявлении и отзыве на него, Президиум счел, что оспариваемый судебный акт подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.
В силу п. 3 ст. 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.
Согласно ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.
Субъектом ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ за нарушение норм административного законодательства, является должностное лицо.
В силу ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.
На основании ст. 129 Закона о банкротстве на конкурсного управляющего возложено осуществление полномочий руководителя должника и иных органов управления должника в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены этим Законом (Постановление Президиума ВАС РФ от 27.09.2005 N 7460/05).

Проблемы применения санкций за нарушение законодательства о труде

Статья 5.27 КоАП РФ предусматривает несколько видов административных санкций за нарушение законодательства о труде. Наиболее распространенным наказанием по рассматриваемой статье является наложение штрафа на виновное лицо. Кроме того, допускается такой вид ответственности, как административное приостановление деятельности юридического лица на определенный срок.
В свою очередь, п. 2 ст. 5.27 КоАП РФ устанавливает, что должностное лицо, ранее подвергнутое административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, может быть дисквалифицировано на срок от одного года до трех лет. Данная мера наказания является достаточно строгой, что вызывает достаточно большое количество судебных споров по жалобам на постановления о дисквалификации должностных лиц в связи с совершением правонарушения, предусмотренного п. 2 ст. 5.27 КоАП РФ.
Наиболее проблемным представляется решение вопроса о том, что понимается в п. 2 ст. 5.27 КоАП РФ под «аналогичным» административным правонарушением, так как только в этом случае допускается применение дисквалификации должностного лица. Примером может служить следующее дело.
Постановлением мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку N 7 Амурской области от 3 ноября 2004 г. Л. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде дисквалификации сроком на один год.
Решением судьи Благовещенского городского суда Амурской области от 7 февраля 2005 г. постановление мирового судьи от 3 ноября 2004 г. оставлено без изменения.
Председатель Амурского областного суда 28 марта 2005 г. в пересмотре судебных постановлений отказал.
Изучив по надзорной жалобе Л. материалы дела, заместитель председателя Верховного Суда Российской Федерации пришел к выводу, что постановление мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку N 7 Амурской области от 3 ноября 2004 г. и решение судьи Благовещенского городского суда Амурской области от 7 февраля 2005 г. подлежат отмене, а производство по делу — прекращению по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ лицо может быть привлечено к административной ответственности за нарушение законодательства о труде в том случае, если ранее такое лицо уже подвергалось административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.
Из материалов дела видно, что Л. являлся президентом Амурской торгово-промышленной палаты (далее — АТПП). По заявлению работника АТПП Вилль Н.И. Государственной инспекцией труда в Амурской области проведена проверка соблюдения трудового законодательства, которая выявила нарушение ст. ст. 62, 282 Трудового кодекса РФ в отношении Вилль Н.И., принятой в АТПП на условиях совместительства. Нарушение заключается в том, что с ней не был заключен письменный трудовой договор.
Ранее президент АТПП Л. Постановлением Государственной инспекции труда в Амурской области от 11 июня 2004 г. N 63 был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ в виде штрафа в сумме 2000 руб. за нарушение ст. 116 Трудового кодекса РФ — непредоставление работникам ежегодного дополнительного отпуска продолжительностью 8 календарных дней — и за нарушение ст. 183 названного Кодекса — неоплата листков нетрудоспособности.
Согласно п. 17 разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» под аналогичным правонарушением, указанным в ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, следует понимать совершение должностным лицом такого же, а не любого нарушения законодательства о труде и охране труда.
При таких обстоятельствах вывод судьи о том, что действия Л. должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, нельзя признать обоснованным, поскольку нарушения трудового законодательства, допущенные Л., не являются аналогичными. Таким образом, Л. субъектом правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, не является, и его действия не могут быть квалифицированы по этой статье.
Обсуждение вопроса о переквалификации действий Л. на ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ невозможно, потому что рассмотрение дел за совершение правонарушения, предусмотренного в названной норме, судье неподведомственно.
При таких обстоятельствах постановление мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку N 7 Амурской области от 3 ноября 2004 г. и решение судьи Благовещенского городского суда Амурской области от 7 февраля 2005 г. были отменены, а производство по делу было прекращено в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения Л. к административной ответственности (Постановление Верховного Суда РФ от 28.02.2006 N 59-ад06-1).

В связи с большим количеством дел подобного рода Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» дал специальное разъяснение о том, что под аналогичным правонарушением, указанным в ч. 2 статьи 5.27 КоАП РФ, следует понимать совершение должностным лицом такого же, а не любого нарушения законодательства о труде и охране труда (например, первый раз должностное лицо не произвело расчет при увольнении одного, а позднее — при увольнении другого работника) (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 6)

Однако данная проблема не является единственной в правоприменительной практике по ст. 5.27 КоАП РФ. По запросам судов Верховный Суд Российской Федерации неоднократно разъяснял различные аспекты, которые следует учитывать при разбирательстве дел подобного рода.
Вопрос 1: Подлежит ли привлечению к административной ответственности лицо, в действиях которого имеются признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 или ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, в случае если к моменту возбуждения дела такое лицо перестало осуществлять организационно-распорядительные функции руководителя предприятия?
Верховный Суд РФ разъяснил, что согласно ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.
При этом в соответствии с примечанием к вышеуказанной норме совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники организаций несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.
Следовательно, руководитель предприятия, допустивший нарушение законодательства о труде (например, невыплату заработной платы работникам предприятия), является субъектом правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ.
Прекращение трудовых отношений с руководителем предприятия, осуществлявшим организационно-распорядительные функции, не исключает возможности возбуждения производства по делу об административном правонарушении в отношении этого лица и привлечения его к административной ответственности, так как правонарушение было допущено им в период исполнения служебных обязанностей.
Таким образом, поскольку на момент совершения правонарушения, предусмотренного ч. 1 или ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, указанное лицо являлось субъектом правонарушения, оно может быть привлечено к административной ответственности вне зависимости от того, что к моменту возбуждения дела такое лицо утратило статус руководителя предприятия и перестало осуществлять организационно-распорядительные функции (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 27.09.2006).

Вопрос 2: Правомерно ли привлечение к административной ответственности генерального директора унитарного предприятия по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ за нарушение сроков выплаты заработной платы, если ранее он был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ за аналогичное нарушение как директор филиала юридического лица и срок, предусмотренный ст. 4.6 КоАП РФ (1 год), не истек?
Как поступить в случае, если руководитель был привлечен к административной ответственности за нарушение законодательства о труде и об охране труда по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ в одной организации, а затем в течение одного года совершил аналогичное нарушение, являясь руководителем в другой организации?
На данные вопросы Верховный Суд РФ дал следующие пояснения.
В соответствии со ст. 4.6 Кодекса лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.
Поскольку ч. 2 ст. 5.27 Кодекса наступление административной ответственности не ставится в зависимость от того, совершены ли аналогичные правонарушения о труде и об охране труда должностным лицом на одном предприятии, или они совершены за время работы в разных организациях, руководитель, ранее привлеченный к административной ответственности за нарушение законодательства о труде и об охране труда по ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ в одной организации, а затем в течение одного года совершивший аналогичное нарушение, являясь руководителем другой организации, может быть привлечен к ответственности в соответствии с ч. 2 ст. 5.27 Кодекса вне зависимости от указанных выше обстоятельств (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 29.11.2006 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 6).

Подлежит ли должностное лицо привлечению к административной ответственности по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ в случае, если к моменту рассмотрения дела об административном правонарушении истек годичный срок, в течение которого это лицо считалось подвергнутым административному наказанию за совершенное ранее аналогичное административное правонарушение?
Ответ: Часть 2 ст. 5.27 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда должностным лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение.
В соответствии со ст. 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.
Таким образом, для квалификации действий должностного лица по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ имеет значение совершение им нарушения законодательства о труде и об охране труда в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания за аналогичное административное правонарушение.
Истечение указанного годичного срока к моменту рассмотрения дела об административном правонарушении на квалификацию действий лица по ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ не влияет (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 07.03.2007).

Таким образом, Верховный Суд уделяет особое внимание проблеме применения дисквалификации за нарушение трудовых прав граждан должностными лицами, устраняя своими разъяснениями существующие противоречия и неопределенности в законодательстве.

Подводя итоги рассмотренным проблемам, следует подчеркнуть ряд важных обстоятельств.
1. Административная ответственность за нарушение законодательства о трудовой деятельности является одной из важнейших мер, обеспечивающих законность в трудовой сфере, гарантирующих права работников.
Вместе с тем существует ряд нерешенных проблем в судебно-арбитражной практике по делам по жалобам на постановления о привлечении к ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ.
2. В практике имеются различия в подходах судов к определению подведомственности данной категории дел. Несмотря на неоднократно принятые постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, многие арбитражные суды принимают к своему рассмотрению и выносят судебные акты по существу споров, связанных с обжалованием постановлений о наложении административных наказаний за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 5.27 КоАП РФ.
3. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ, сформулирована предельно общим образом и позволяет налагать наказание практически за любое нарушение работодателем нормативно-правовых актов, включая Трудовой кодекс РФ и подзаконные акты о трудовой деятельности. Однако при применении данной нормы суды учитывают характер допущенного правонарушения и фактические последствия его совершения.
4. Нет определенности в вопросах, связанных с исчислением сроков давности по административным правонарушениям в сфере трудовой деятельности, так как по-разному судебные инстанции толкуют понятие длящегося административного правонарушения. Практике известны случаи, когда идентичные по своему содержанию правонарушения рассматривались судами и как длящиеся, и как единократные. Данное обстоятельство требует дополнительных разъяснений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов Российской Федерации. 5. Возникают сложности с наложением в качестве наказания по п. 2 ст. 5.27 КоАП РФ дисквалификации должностного лица, поскольку суды ошибочно толкуют как аналогичное правонарушение любое правонарушение в сфере трудовой деятельности.


ВОПРОСЫ, ВОЗНИКАЮЩИЕ В ПРАКТИКЕ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ, ПРИ РАССМОТРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПРИВЛЕЧЕНИИ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 14.16 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

При направлении дел о привлечении к административной ответственности за нарушение законодательства в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции актуальное значение имеет правильная квалификация совершенного правонарушения, поскольку от этого зависит подведомственность спора. Не все правонарушения в обозначенной сфере влекут направление заявления в арбитражный суд для привлечения к административной ответственности. В ряде случаев переквалификация является основанием для прекращения производства по делу из-за неподведомственности спора арбитражному суду. В этой ситуации обращение в компетентный орган с заявлением о привлечении к ответственности чаще всего неперспективно в связи с истечением двухмесячного срока давности привлечения к ответственности. В настоящей работе освещены проблемные вопросы правоприменения ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ с использованием разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, практики Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, Арбитражного суда Забайкальского края.
В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ к подведомственности арбитражных судов отнесены дела о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 названного Кодекса. Объективная сторона состава правонарушения, предусмотренного указанной статьей, выражается:
— в поставке или розничной продаже алкогольной продукции без надлежаще оформленных товаротранспортных документов;
— без сертификата соответствия по каждому наименованию продукции;
— без справки к ГТД (грузовой таможенной декларации) или без ее копии с оригиналами оттисков печатей предыдущего собственника (на импортную алкогольную продукцию) либо без справки к ТТН (товарно-транспортной накладной) на отечественную алкогольную продукцию;
— а равно в поставке или розничной продаже алкогольной продукции в таре и упаковке, не соответствующих установленным законом требованиям.
Следует отметить, что нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции влечет ответственность по ч. 3 ст. 14.16 Кодекса, не относящейся к подведомственности арбитражных судов.
При рассмотрении арбитражным судом дел по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ необходимо руководствоваться Федеральным законом от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Названным Законом установлен запрет на оборот алкогольной продукции без сопроводительных документов и без сертификатов соответствия (п. 2 ст. 16 и п. 1 ст. 26).
Статья 10.2 упомянутого Закона содержит перечень необходимых сопроводительных документов, удостоверяющих легальность производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции. Оборот указанной продукции возможен только при наличии включенных в перечень документов. К ним отнесены:
— товарно-транспортная накладная;
— справка, прилагаемая к ГТД (для импортированного этилового спирта, алкогольной продукции и спиртосодержащей);
— справка, прилагаемая к ТТН (для этилового спирта, алкогольной продукции и спиртосодержащей продукции, производство которых осуществляется на территории Российской Федерации).
Аналогичное требование к розничной продаже алкогольной и спиртосодержащей продукции установлено в п. 139 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 г. N 55 (далее — Правила продажи товаров).
Административная ответственность по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ наступает лишь тогда, когда у лица, осуществляющего розничную продажу алкогольной и спиртосодержащей продукции, вообще не имеется вышеприведенных документов, подтверждающих легальность производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также отсутствует сертификат соответствия по каждому наименованию такой продукции.
Если указанные документы имелись в наличии, но не были предъявлены в момент проведения проверки и были представлены позже (при составлении протокола об административном правонарушении или при рассмотрении вопроса о привлечении к административной ответственности), то действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.
Так, по одному из дел Арбитражным судом Читинской области прекращено производство о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ на том основании, что в судебное заседание им представлены документы, подтверждающие легальность оборота спиртосодержащей продукции. Приведенная норма предусматривает отсутствие вышеупомянутых документов вообще, а не в момент проведения проверки. Как указал суд, в действиях общества усматривается нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, ответственность за которые установлена ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ. В связи с тем что рассмотрение дел о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ не отнесено ст. 23.1 Кодекса к подведомственности арбитражных судов, производство по делу в арбитражном суде прекращено (дело N А78-3153/2007-С2-19/112).
Подобное решение согласуется с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Постановление от 3 апреля 2007 г. N 15206/06), в котором указано следующее.
Особенностью квалификации административного правонарушения по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ является деяние, выразившееся в нарушении иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, а именно: нарушении любых правил продажи указанной продукции, кроме перечисленных в ч. ч. 1 и 2 ст. 14.16 КоАП РФ. Квалификация административного правонарушения по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ может иметь место в случае отсутствия документов, свидетельствующих о легальности алкогольной продукции, находящейся на реализации, либо их непредставления суду, органу, должностному лицу, уполномоченному рассматривать дело об административном правонарушении.
В силу п. 2 ст. 16, абз. 8 п. 1 ст. 26 Закона N 171-ФЗ запрещаются оборот этилового спирта и алкогольной продукции без оформления документов, подтверждающих легальность их производства и оборота, а также реализация алкогольной продукции без сертификатов соответствия. Согласно п. 139 Правил продажи товаров продавец обязан иметь на продаваемую алкогольную продукцию следующие сопроводительные документы: товарно-транспортную накладную; копию справки, прилагаемой к грузовой таможенной декларации для импортируемой алкогольной продукции; копию справки, прилагаемой к товарно-транспортной накладной на алкогольную продукцию, производство которой осуществляется на территории Российской Федерации. В соответствии с п. 12 Правил продажи продавец знакомит покупателя по его требованию с названными документами, которые должны быть заверены подписью и печатью изготовителя (поставщика, продавца) с указанием его адреса и телефона. Как отмечено в упомянутом выше Постановлении ВАС РФ, наличие у общества сопроводительных документов, свидетельствующих о легальности реализуемой алкогольной продукции, установлено судом первой инстанции. Представление обществом необходимых документов лишь на момент составления протокола об административном правонарушении подтверждает нарушение обществом п. 12 Правил продажи, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.
Каковы требования, предъявляемые к сопроводительным документам, подтверждающим легальность реализуемой алкогольной продукции?
Форма и Правила заполнения сопроводительных документов установлены Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. N 864 «О справке к товарно-транспортной накладной на этиловый спирт, алкогольную и спиртосодержащую продукцию». Согласно п. п. 2 — 5 названных Правил справка заполняется в соответствии с данными ТТН при каждой последующей оптовой реализации (передаче) этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (далее — продукция) последним собственником (отправителем) на каждое наименование продукции в составе отгружаемой партии продукции. Организация — производитель продукции заполняет при ее отгрузке разделы «А» и «Б» справки по утвержденной форме, за исключением указания фамилии, имени, отчества и должности уполномоченного лица организации-покупателя, и заверяет данные, указанные в разделе «А» и левой части раздела «Б» справки, подписью уполномоченного лица и своей печатью. Организация-покупатель при поступлении продукции от производителя заверяет относящиеся к этой организации данные в обоих разделах справки подписью уполномоченного должностного лица и своей печатью. При каждой последующей реализации продукции организацией-продавцом заполняется только раздел «Б» справки. При этом организация-продавец заполняет обе части раздела «Б», заверяя подписью уполномоченного должностного лица и своей печатью данные, указанные в левой части раздела. При получении алкогольной продукции организация-покупатель заверяет данные, указанные в правой части раздела «Б», подписью уполномоченного должностного лица и своей печатью.
Каковы последствия несоблюдения формы и Правил заполнения сопроводительных документов, о которых идет речь?
Необходимо иметь в виду, что при установлении судом легальности оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции ненадлежащее оформление сопроводительных документов не образует состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ.
Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа установив, что обществом реализуется алкогольная продукция без надлежаще оформленного раздела «Б» справки к ТТН — отсутствуют фамилия, имя, отчество, подпись и должность уполномоченного лица организации-покупателя, печать общества, отметил, что один лишь факт ненадлежащего оформления обществом правой части раздела «Б» справки к ТТН не свидетельствует сам по себе о нелегальности оборота алкогольной продукции и в связи с этим не образует состава правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ. При этом суд руководствовался Постановлением Президиума ВАС РФ от 19 февраля 2008 г. N 13646/07.
Что касается практики применения такого квалифицирующего признака ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, как «отсутствие сертификата соответствия», то интерес представляют следующие примеры.
Если на реализуемую продукцию, о которой идет речь, представлен сертификат соответствия с истекшим сроком действия, то такой сертификат является ничтожным и данное обстоятельство должно расцениваться как его отсутствие.
Согласно п. 2 ст. 16 Закона N 171-ФЗ не допускается розничная продажа алкогольной продукции без сертификата соответствия.
Пунктом 12 Правил продажи товаров предусмотрена обязанность продавца довести до сведения покупателя информацию о подтверждении соответствия товаров установленным требованиям и представить для ознакомления один из следующих документов: сертификат или декларацию о соответствии, копию сертификата, товарно-транспортные документы, оформленные изготовителем или поставщиком (продавцом).
Отсутствие сертификатов соответствия на алкогольную продукцию, а равно наличие сертификата с истекшим сроком действия являются основанием для привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ (Постановление ФАС ВСО от 9 июня 2009 г. N 33-549/09).
Как правильно квалифицировать действия индивидуальных предпринимателей, осуществляющих розничную торговлю алкогольной продукцией при отсутствии сопроводительных документов?
Дело в том, что в соответствии с п. 1 ст. 16 Закона N 171-ФЗ розничная торговля алкогольной продукцией осуществляется только организациями и только при наличии лицензии. Возможно ли привлечение индивидуального предпринимателя к административной ответственности по ч. 2 или ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ в случае выявления факта продажи им алкогольной или спиртосодержащей продукции без сопроводительных документов?
Суждение по этой теме содержится в Постановлении ФАС ВСО от 4 марта 2008 г. (дело N А19-16269/07-28-Ф02-650/08). Суд указал, что нарушение установленного законом запрета оборота алкогольной продукции без оформления документов, подтверждающих легальность их производства и оборота, не связывается законодателем с организационно-правовой формой осуществления такой деятельности и наличием или отсутствием лицензий на ее осуществление. Кроме того, необходимо иметь в виду, что действия лиц, осуществляющих продажу алкогольной и спиртосодержащей продукции без лицензии, подлежат квалификации не по общей норме, предусматривающей ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), — ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, а по специальной норме — ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.
В п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что применение мер административной ответственности за осуществление розничной торговли алкогольной продукцией без лицензии на право торговли этой продукцией производится на основании ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.
С учетом указанных разъяснений Арбитражным судом Забайкальского края прекращено производство по делу по заявлению органов внутренних дел о привлечении индивидуального предпринимателя к ответственности за осуществление розничной продажи алкогольной продукции без лицензии. Названные действия образуют состав правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ, а рассмотрение указанных дел неподведомственно арбитражному суду (дело N А78-4503/2009).
В правоприменительной практике возникает вопрос о сроке давности привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ: является ли этот срок общим (два месяца) или составляет один год, поскольку связан с защитой прав потребителей?
В п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» обращено внимание на то, что в Особенной части КоАП РФ административные правонарушения, касающиеся прав потребителей, не выделены в отдельную главу, в связи с чем суды при квалификации объективной стороны состава правонарушения должны исходить из его существа, субъектного состава возникших отношений и характера применяемого законодательства.
Судам также необходимо принимать во внимание цель законодательства о защите прав потребителей и его направленность на защиту и обеспечение прав граждан на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни и здоровья, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах). В этом смысле суды должны устанавливать, является ли защита прав потребителей приоритетной целью закона, регулирующего отношения, за посягательство на которые установлена административная ответственность.
Принимая во внимание, что защита прав потребителей не является приоритетной целью Закона N 171-ФЗ, годичный срок давности привлечения к административной ответственности, направленный на защиту прав потребителей, не может применяться по делам исследуемой в настоящей статье категории.
Производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей продукции находятся под особым государственным контролем. Федеральный закон N 171-ФЗ регулирует общественные отношения в области производства и оборота алкогольной продукции, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность. Защита прав потребителей является лишь одним из объектов защиты указанного Закона, а поэтому при нарушении названного Закона срок давности привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ составляет два месяца (Постановление ФАС ВСО от 13 мая 2009 г. N А78-432/09-Ф02-1988/09).

mldbИнструкция для отмены решения о неразрешении на въезд иностранного гражданина или лица без гражданства.

Срок давности для обращения в суд 3 месяца, если этот срок пропущен, необходимо предоставить основания для восстановления срока.

Лучше подавать документы в ФМС России и суд, т.е. нужно 2 комплекта документов.

Документы  должны быть переведены, заверены нотариусом.

Комплект документов

  1. решение о неразрешении въезда;
  2. справка с указанием адреса нарушителя;
  3. паспорт нарушителя;
  4. доверенность на юриста;
  5. документы, подтверждающие родство с членами семьи, проживающими в РФ;
  6. документы, подтверждающие, что члены семьи, указанные в п.5 проживают в РФ

При уходе за больным дополнительно необходима справка из лечебного учреждения о том, что больной нуждался в уходе и что уход осуществлял нарушитель.

Порядок подачи

Административное исковое заявление подается в в порядке ст.124 КАС РФ.

В заявлении должны быть указаны:

Фамилия, имя и отчество, место жительства или место пребывания, дата и место его рождения, сведения о высшем юридическом образовании при намерении лично вести административное дело, фамилия, имя и отчество представителя, его почтовый адрес, сведения о высшем юридическом образовании, если административное исковое заявление подается представителем (п.2.ч.2 ст.125 КАС РФ)

Наименование административного ответчика, если административным ответчиком является орган, организация или должностное лицо, место их нахождения, для организации и индивидуального предпринимателя также сведения об их государственной регистрации (если известны); фамилия, имя, отчество административного ответчика, если административным ответчиком является гражданин, его место жительства или место пребывания, дата и место его рождения (если известны); номера телефонов, факсов, адреса электронной почты административного ответчика (если известны) (п.3 ч.2 ст.125 КАС РФ)

Сведения о том, какие права, свободы и законные интересы лица, обратившегося в суд, или иных лиц, в интересах которых подано административное исковое заявление, нарушены, или о причинах, которые могут повлечь за собой их нарушение (п.4 ч.2 ст.125 КАС РФ)

Содержание требований к административному ответчику и изложение оснований и доводов, посредством которых административный истец обосновывает свои требования (п.5 ч.2 ст.125 КАС РФ).

В административном исковом заявлении о признании незаконными решений, действий (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, должны быть указаны:

1) сведения, предусмотренные пунктами 1, 2, 8 и 9 части 2 и частью 6 статьи 125 настоящего Кодекса;

2) орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемое решение либо совершившие оспариваемое действие (бездействие);

3) наименование, номер, дата принятия оспариваемого решения, дата и место совершения оспариваемого действия (бездействия);

4) сведения о том, в чем заключается оспариваемое бездействие (от принятия каких решений либо от совершения каких действий в соответствии с обязанностями, возложенными в установленном законом порядке, уклоняются орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями);

5) иные известные данные в отношении оспариваемых решения, действия (бездействия). В случае оспаривания решения, действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя в числе таких данных указываются известные сведения об исполнительном документе, в связи с исполнением которого оспариваются решение, действие (бездействие), и об исполнительном производстве;

6) сведения о правах, свободах и законных интересах административного истца, которые, по его мнению, нарушаются оспариваемыми решением, действием (бездействием), а в случае подачи заявления прокурором или указанными в статье 40 настоящего Кодекса лицами — о правах, свободах и законных интересах иных лиц;

7) нормативные правовые акты и их положения, на соответствие которым надлежит проверить оспариваемые решение, действие (бездействие);

8) сведения о невозможности приложения к административному исковому заявлению каких-либо документов из числа указанных в части 3 настоящей статьи и соответствующие ходатайства;

9) сведения о том, подавалась ли в вышестоящий в порядке подчиненности орган или вышестоящему в порядке подчиненности лицу жалоба по тому же предмету, который указан в подаваемом административном исковом заявлении. Если такая жалоба подавалась, указываются дата ее подачи, результат ее рассмотрения;

10) требование о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями (ч.2 ст.220 КАС РФ).

Правовое обоснование

  1. право на жизнь – ст.2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4.11.1950 (далее Конвенции);
  2. право на отсутствие пыток и бесчеловечное, унижающее достоинство обращение или наказание – ст.3 Конвенции;
  3. право на уважение частной и семейной жизни — ст.8 Конвенции;
  4. право на отсутствие дискриминации – ст.14 Конвенции;
  5. право на соразмерность целям административного наказания — постановление Конституционного суда Российской Федерации от 17 февраля 2016 г. N 5-П;
  6. право на соблюдение процедуры вынесения решения о не разрешении на въезд — ст. 27 ФЗ № 114-ФЗ от 15.08.1996, правила утвержденные постановлением Правительства РФ № 12 от 14.01.2015.

Новости по теме Административное право

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *