Судейская чета Сергея Шевцова и Виктории Метельской ведет сейчас арьергардные бои, пытаясь отсрочить начало судебного процесса по своему коррупционному делу. А Верховный суд РФ между тем объяснил, почему аргумент о «старом алкоголике» не может быть основанием для отмены санкции на уголовное преследование бывшего служителя Фемиды. Реальные аргументы преследования за мнение надо было представлять, следует из апелляционного определения ВС

11 ноября 2010 года Сергей Шевцов, судья Арбитражного суда Нижегородской области должен был рассматривать иск индивидуального предпринимателя Равиля Извайлова к Администрации Нижнего Новгорода. Бизнесмен просил признать права собственности на самовольные постройки, а вскоре заявил отвод судье, сообщив, что Шевцов якобы потребовал от него 300 000 руб. за удовлетворение исковых требований. При этом деньги следовало отдать не ему, а за «экспертизу», которая поможет благоприятно разрешить спор. Провести ее должна была «эксперт» Виктория Метельская, по совместительству жена Шевцова и помощник судьи Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. В доказательство своих слов Извайлов предоставил аудиозапись разговора с судьей, и заявление об отводе удовлетворили. Эта же запись фигурировала и во время разбирательства в региональной квалифколлегии судей, которая 19 января 2011 года лишила Шевцова судейского статуса. В апреле того же года Дисциплинарное судебное присутствие это решение подтвердило.

В январе 2011 года Извайлов свое дело (А43-26698/2010 21-640) проиграл, а мытарства Шевцова только начинались. После изгнания Шевцова из судейской корпорации ККС сообщила об инциденте в следственные органы, а через год — 16 июля 2012 года Высшая квалификационная коллегия судей дала согласие на возбуждение против бывшего судьи уголовного дела по ч.1 ст. 30, п. «в» и ч. 5 ст. 290 УК РФ (взятка – до 12 лет лишения свободы). Заодно привлекли и его супругу, а в июле этого года уголовное дело на чету Шевцовых поступило в Нижегородский районный суд, однако рассмотрение еще не началось — сейчас решается вопрос о подсудности. В понедельник этот вопрос будет рассматривать надзорная инстанция Верховного суда РФ.

Тем временем Шевцов пытался оспорить решение ВККС в Верховном суде. Основным его аргументом было то, что при рассмотрении была нарушена процедура – его не известили о времени и месте проведения заседания. Кроме того, он утверждал, что уголовное преследование связано с осуществлением им полномочий судьи и его позицией при разрешении определенной категории дел, а квалифколлегия этого не учла и не потребовала представить доказательства его виновности.

Судью Татьяну Петрову такие доводы не убедили – доказательства преследования судьи за собственное мнение, по ее мнению, отсутствовали, а ст.21 федерального закона «Об органах судейского сообщества» разрешает выдавать санкцию на уголовное преследование и без судьи, даже если он отсутствует по уважительной причине. Кроме того, добавила в своем решении судья, ВККС «приняла необходимые меры для извещения заявителя о времени и месте проведения заседания коллегии и направила соответствующие телеграммы по адресам регистрации по месту жительства», а на момент рассмотрения представления «располагала почтовым уведомлением организации почтовой связи о вручении 3 июля 2012 года лично Шевцову телеграммы».

— Телеграмму вручили старому алкоголику, который прогуливается вокруг квартала, — говорил Шевцов на заседании Апелляционной инстанции Верховного суда под председательством Александра Федина (подробнее>>), где он обжаловал решение Петровой. Коллегия ВС изучала его аргументы 30 июля, а оказались они более широкой интерпретацией старых. Бывший судья вновь упирал на то, что не был извещен, а имевшееся у ВККС уведомление о вручении телеграммы ошибочно. На заседание он привез сообщение о служебной проверке на почте. Ее сотрудник, не удостоверившись, что перед ним Шевцов, отдал депешу, говорилось в документе.

Ему отказали, пожелав доказать свою невиновность в процессе, а теперь ВС объяснил свою позицию. В опубликованном определении  коллегия судей назвала несостоятельными доводов Шевцова о том, что ВККС не обладала доказательствами совершения им преступления. Судьи отметили, что квалифколлегия обязана определить, имеется ли связь между уголовным преследованием и деятельностью судьи и не является ли уголовное преследование попыткой оказать на него давление ради того или иного решения. Связь есть, а фактов давления нет, резюмировала ВККС, и по мнению ВС, сделала все правильно. «Выводы же о доказанности факта преступных действий и совершении их судьей, на что указывает заявитель в апелляционной жалобе, могут содержаться только в приговоре или ином итоговом решении, принятом по результатам непосредственного исследования в ходе судебного разбирательства всех обстоятельств уголовного дела», — говорится в определении.

Что касается довода, согласно которому Шевцов не был извещен о разбирательстве в ВККС, то судьи высшей инстанции еще раз отметили, что телеграммы были направлены по всем известным адресам, а у квалифколлегии не было оснований сомневаться в подлинности представленного уведомления. Впрочем, по мнению судей ВС, это и не важно. «То обстоятельство, что сведения оказались недостоверны, не может служить поводом к отмене обжалованного решения суда первой инстанции, — говорится в апелляционном определении. — Шевцов имел возможность представлять доказательства, опровергающие выводы ВККС, но ни в судебное заседание первой инстанции, ни в судебное заседание апелляционной коллегии таких доказательств, которые бы свидетельствовали о незаконности (по существу) решения [квалифколлегии], не представил». На позицию бывших коллег Шевцова по цеху, судя по их документу, могли бы повлиять доказательства того, что «уголовное преследование заявителя обусловлено его правовой позицией по конкретной категории дел». Но таких аргументов нет, развели руками судьи ВС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *