Судья Татьяна Васюченко, выносившая условный приговор признавшему свою вину чиновнику, заодно решила написать, что и вина банкира Рустама Клеблеева, на которого дал показания осужденный, полностью подтверждена. Мосгорсуд отменил этот приговор, а слушать показания скрывшихся свидетелей обвинения теперь приходится коллеге Васюченко Дмитрию Долгополову

В среду Пресненский суд Москвы продолжил рассматривать дело бывшего предправления Международного банка развития Рустама Клеблеева, которого Васюченко 6 декабря 2011 года признала виновным в рейдерском захвате офисного здания стоимостью более 138 млн руб., расположенного неподалеку от штаб-квартиры российского правительства, на Рочдельской улице. Оно через ООО «Спектр» принадлежало председателю совета директоров этой кредитной организации Борису Давлетьярову, которому Клеблеев, по версии следствия и обвинения, решил отомстить за увольнение в 2010 году.

Клеблеев получил два с половиной года колонии общего режима, но Васюченко, которая в прошлом году купила себе Audi Q5 и получила для нее номера серии ООО, допустила ошибку. Вместе с Клеблеевым по делу о здании на Рочдельской проходил замначальника отдела по обработке служебной корреспонденции управления координации Комплекса экономической политики Москвы Сергей Греков, который признал свою вину и дал показания на Клебеева. Грекову 6 июня 2011 года Васюченко дала три года условно, но мимоходом признала виновным и Клеблеева. «Установлено, что сведения, сообщенные Грековым Л. С., позволили собрать доказательства вины Клеблеева Р.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30 ч.4 ст.159 УК РФ» — написала она в приговоре. — Показания Грекова, данные им после заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, являются полными и правдивыми, полностью подтверждают <…> доказательства вины Клеблеева Р.Н.»

Этот пассаж позволил защите Клебеева успешно опротестовать приговор, вынесенный Васюченко. По мнению адвоката, «при наличии у судьи Васюченко уверенности в виновности Клеблеева, возникшей еще до начала судебного процесса <…> она обязана была самоустраниться». В жалобе также указано, что в дальнейшем Васюченко отказалась выдать защите Клеблеева необходимую для надзорного обжалования заверенную копию приговора Грекову, «несмотря на наличие и активное использование такого «доказательства» по делу». Судья «досрочно и заочно осудила Клеблеева», говорится в жалобе.

25 апреля 2012 года Мосгорсуд изменил Клебееву срок на условный, но и это постановление было обжаловано, и 21 декабря прошлого года Президиум Мосгорсуда под председательством Ольги Егоровой вернул дело в Пресненский райсуд на новое разбирательство в другом составе суда. Надзорная инстанция сделала вывод (постановление имеется в редакции), что судья, «еще не приступая к рассмотрению уголовного дела по обвинению Клеблеева, подвергла исследованию и оценке доказательства, подлежащие исследованию судом при рассмотрении другого дела, и официально высказала свое мнение по существу фактических и правовых вопросов».

Слушания в среду

Ключевым эпизодом в деле Клеблеева было задержание Грекова и еще одного фигуранта дела, Тимура Арчакова, который участвовал в сделке под видом финдиректора «Спектра», сотрудниками правоохранительных органов, которые выступали в роли покупателей спорного здания. Греков и Арчаков, согласно материалам дела, сговорились с ними о продаже объекта за $15 млн, а потом указали на Клеблеева как на организатора аферы.

В среду ожидался допрос двух свидетелей – Арчакова и риелтора Анатолия Хайбулова, вовремя отказавшегося от предложения Грекова. Явку их обеспечить не удалось — ни тот ни другой не открыли дверь. Арчаков, по словам Клеблеева, «давно скрылся».

Поэтому прокурор зачитала их показания. Со слов Арчакова следовало, что Греков рассказал ему о некоей фирме (впоследствии он узнал, что речь шла о «Спектре»), юридически будто бы принадлежавшей каким-то кипрским и панамским компаниям. Фактически, по словам Грекова, ее хозяином являлся некий молодой человек с большими долгами. Себя Греков назвал его представителем и объяснил, что этот человек скрывается и хочет продать здание. По словам Арчакова, для сделки его назначили финансовым директором «Спектра» и пообещали заплатить $45 000. Сам Арчаков думал, что «все законно». На встречу он должен был явиться «побритый и в костюме», «поддакивать» Грекову и подписать контракты.

— Я старался лишь получить гонорар за продажу здания, так как считал, что это законно, — зачитывала прокурор показания Арчакова. – Единственная моя задача была – подписать договор. На мой вопрос, почему договор не может подписать генеральный директор, Греков сообщил, что он пьяница, и его проблематично будет показать людям.

Встреча с потенциальными покупателями должна была состояться 1 июня 2010 года. С кем заключался договор, Арчаков не говорил.

— Когда в комнату вошли сотрудники милиции, я растерялся, посмотрел на Грекова, увидел испуг в его глазах и понял, что он вовлек меня во что-то незаконное. На вопрос сотрудника милиции я сказал, что пришел брать в банк кредит, — зачитывала прокурор показания, слегка усмехнувшись.  – Зачем это сделал – объяснить не могу.

Второй свидетель — гендиректор риелторской фирмы ООО «Спецтрансконсалтинг» Анатолий Хайбулов рассказал на следствии, что с Грековым его познакомил некий Яшкин, который рассказал ему, что его знакомый в мэрии занимается продажей здания и имеет полномочия на его продажу. Он предложил Хайбулову заняться этой сделкой, но тот со временем понял, что с документами что-что «не чисто» и отказался.

Похожие новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *