Несколько месяцев Михаил Маркелов кормился тем, что помогал мошенникам

Теперь он будет в тепле и сыт еще два с половиной года — потому что сознался в прежнем занятии сразу после ареста. Правда, в суде он пытался возражать, но вряд ли понимал последствия этого, так что и судья, и адвокат помогли ему понять, в чем его благополучие.

Подставное лицо в группе мошенников, которого использовали для продажи чужой квартиры, единственный из них оказался на скамье подсудимых. Его кормили и спаивали, а он взамен подписывал фиктивные документы – на него было оформлено фиктивное завещание. По словам адвоката, «иногда брали как куклу под мышку с его паспортом, ставили к окошку и говорили: подпиши». Оказавшись в СИЗО, он начал помогать следствию, признал вину, и теперь его будут 2,5 года содержать в колонии.

Как рассказал адвокат Вадим Александров в Кунцевском райсуде, Михаил Маркелов, родившийся на спиртзаводе, крепко пил. В подмосковной Кашире его подобрал некто Гутник, пригласил пожить к себе, три месяца содержал и использовал для своих махинаций. В обвинительном заключении говорится, что не позднее конца декабря 2010 года Маркелов сговорился с Гутником и другими соучастниками и они оформили на него датированное 2001 годом поддельное завещание от имени недавно умершего Строганова, по которому все его имущество – неприватизированная квартира на ул. Дыбенко в Москве стоимостью около 4,5 млн руб. — переходило Маркелову.

Затем 29 декабря 2010 года они обратились в Бабушкинское отделение ЗАГСа, где по поддельному завещанию получили повторное свидетельство о смерти бывшего владельца. На следующий день, согласно обвинению, они пошли к нотариусу для открытия наследственного дела. Совершать все действия Маркелов доверил Гутнику. Однако нотариус им отказал, поскольку на квартиру не было свидетельства о регистрации права собственности, которое впоследствии было получено в Головинском райсуде. Это решение сообщники отнесли в Северное БТИ, а потом и в управление Росреестра по Москве для регистрации права собственности на квартиру. Однако продать ее мошенники не успели, в Росреестре афера раскрылась.

Маркелова, единственного из всей группы, задержали в Краснодаре 4 октября 2012 года и арестовали. Он сразу же согласился сотрудничать со следствием, а в процессе признал свою вину.  Он обвинялся по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество). После оглашения обвинения судья спросила его, признает ли он его.

«Обвинение понятно, но я не согласен. Я этого Гутника никогда не видел», — медленно, с большим трудом проговорил Маркелов.

Тогда судья Александра Юдина напомнила ему, что он уже заявил ходатайство об особом порядке рассмотрения дела, был со всем согласен, и что в этом случае ему грозит не больше двух третей срока.

— Нельзя слушать дело в особом порядке, если вы не соглашаетесь с особым порядком. Вот и скажите: я прошу, чтобы… что? – спрашивала судья. И в конце концов подсудимый все же повторил свою просьбу.

В ходе прений помощник прокурора северного округа Ольга Алаева попросила приговорить Маркелова к двум с половиной годам колонии общего режима и еще 10 дням – за неотработанные 180 часов обязательных работ по ст. 119 УК (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), назначенные мировым судьей.

Адвокат ссылался в основном на то, что Маркелов не осознавал своих действий. Всем понятно, что «он сам лично не мог бы в силу психически-морального состояния организовать и реализовать умысел. Он был подчиненным лицом, так называемым «номиналом», — пояснял защитник. Он также отметил, что, несмотря на то, что судебно-медицинская экспертиза признает Маркелова вменяемым, у него есть сомнения, что даже в настоящий момент он полностью осознает предъявленное обвинение.

Когда судья Юдина удалилась на вынесение приговора, адвокат продолжил: «Он только мычит что-то невменяемо! И это мошенник? Он в состоянии сам организовать поддельное завещание? Он не отдает себе в полном объеме отчет», несмотря на то, что «не пьет уже пять месяцев» — «ни в конвойке не наливают, ни в автозаке не наливают», — цитировал своего подзащитного Александров. Маркелов «ничего не получил, кроме двух или трех месяцев сытой жизни, — продолжал адвокат. — Иногда брали как куклу под мышку с его паспортом, ставили к окошку и говорили: подпиши. Хорошим людям чего не подписать?».

Защитник также поблагодарил прокурора за мягкий приговор, которого она попросила, а она пояснила, что дважды снизила на треть максимальный 10-летний срок по 159-й статье: сначала за то, что он помогал следствию, а потом и за признание вины. Получилось четыре с половиной года, но с учетом личности и второстепенной роли срок снизился до двух с половиной лет.

В результате судья Юдна приговорила Маркелова к сроку в два с половиной года и 22 дня, после чего адвокат попытался внятно объяснить ему, что такой легкий приговор по ч. 4 ст. 159-й обжаловать не стоит.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *